М. ШАБАНПУР К вопросу об определении культурологического значения персидской живописи

АРТИКУЛЬТ-13


К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ ПЕРСИДСКОЙ ЖИВОПИСИ
УДК 7.033.3
Автор: Шабанпур Монирех, аспирант кафедры культурологии и антропологии Московского государственного университета культуры и искусств, e-mail: monireh4sh@yahoo.com
Аннотация: Культурологическое значение персидской живописи проистекает из ряда обстоятельств, среди которых в данной статье мы останавливаемся на ее оригинальности (в плане отсутствия заимствований из других культур); ее «классичности», которая заключается не в манере или стиле художника, а в его связи с народным искусством; светскости (в плане ее не религиозного характера происхождения). При этом важным становится осмысление специфики «классики» в широком контексте культа образцовых произведений. 
Ключевые слова: Иранская культура, персидская миниатюра, персидская живопись


ON THE DEFINITION OF CULTURAL VALUES OF PERSIAN PAINTING
UDC 7.033.3
Author Shabanpoor Monireh, PhD candidate, department of culturology and anthropology, Moscow State University of Culture and Arts, e-mail: monireh4sh@yahoo.com
Summary: Cultural value of Persian painting derives from its originality, its “classical” character (stemmed from popular art) and secularity as dissociation in its inception with religion. We consider classical character not as definition of manner or style, but as methodological development of the resources of popular art, according to the rules of expression and common sense. So, the specific of the Persian culture could be abstracted from the orientalist presumptions, and reassembled in the broader context of the development of rules-oriented canonical art, with its investigation of local classical samples, as matter of artistic cult.
Keywords: Iranian culture, Persian miniature, Persian paintings  

Ссылка для цитирования:
Шабанпур М. К вопросу об определении культурологического значения персидской живописи // Артикульт. 2014. 13(1). С. 45-49.

скачать в формате pdf

 

В последние годы интерес к персидской живописи увеличился, а благодаря обилию средств массовой информации в области культуры стало гораздо легче получить доступ к источникам, посвященным данной теме. Однако одна из проблем персидской живописи по-прежнему остается нерешенной, а именно, вопрос, связанный с термином, а также стилем или направлением, к которому ее можно было бы отнести. Названия, под которыми персидская живопись известна в Иране и в других странах, по-прежнему порождают множество споров. Это связано с тем, что после знакомства западных художников и искусствоведов с данным видом живописи, она стала известна миру под названием "персидская миниатюра", однако является ли данное наименование правильным, мы рассмотрим ниже.

Персидские произведения, по единодушному мнению искусствоведов и исследователей, обладают изяществом и сложными чертами, изучение которых притягательно. Произведения, в последние годы получившие известность среди и восточных, и западных искусствоведов, именуются миниатюрами. Возможно, данный термин, который используется не более полувека, был выбран для того, чтобы провести границу между истинной иранской живописью и искусством, заимствованным у Запада. Но почему "миниатюра"? Что означает этот термин?

Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к словарям и мнениям искусствоведов. Но они дают разные определения. В словаре Моина значится следующее: «Небольшое, тонко выполненное изображение. Данный вид живописи характерен для Востока. В нем не соблюдаются правила перспективы и анатомии, цвет используется в качестве украшения, а детали изображены с помощью особых тонких линий»1. В данном определении упоминаются небольшие произведения, характерные для Востока, однако и на Западе мы можно встретить подобные картины, известные под тем же названием.

Согласно словарю Амида, «миниатюрой называется тонко выполненный рисунок по эмали или картина, выполненные с помощью золотых и лазурных красок на бумаге или металле, распространенные, в основном, на Востоке»2. С распространенностью миниатюры на Востоке можно согласиться, но миниатюра и рисунок по эмали являются двумя совершенно разными понятиями.

Некоторые считают, что слово "миниатюра" происходит из французского языка и состоит из двух частей: "minimum" и "natural", то есть уменьшенная природа. Этот термин впервые стал применяться при украшении книг, в которых использовались, в основном, свинцово-красные краски. В древней латыни глагол "miniare" означал окрашивать в свинцово-красный цвет, который затем стал применяться для обозначения этого искусства, а тех, кто им занимался, стали называть "miniaturi". Как видим, в данном определении под миниатюрой также понимается тонко выполненный рисунок.

Уилл Дюрант в "Истории цивилизации", определяя миниатюру, предлагает следующее определение: «Слово "миниатюра" происходит от иберийского слова "minium" в значении свинцовый сурик, который римляне ввозили из Испании. Он имел светло-багряный цвет и очень подходил для украшения книг»3.

Акбар Таджвиди в своей книге пишет, что «понятие "миниатюра" происходит от слова minium, означающего особую красную краску, получаемую из киновари и свинца. Такую краску начали использовать в первую очередь на Западе для украшения книг»4.

Но какое же из этих определений считать наиболее верным? Все эти определения необходимо изучить.

Основываясь на определениях миниатюры, ряд исследователей настроены против использования этого термина и предпочитают ему выражение "персидская живопись". В настоящее время в Иране используется другой термин – "нэгаргари" (живопись), но до того, чтобы его стали использовать и на Западе, еще далеко.

Другой противоречивый вопрос, касающийся персидской живописи, связан с определением периода и направления в живописи, к которым ее стоит отнести. Вопрос в том, можно ли сравнивать персидскую живопись с классической западной? Так как иногда персидскую живопись называют классической, ответ будет следующим. Поскольку персидская живопись является совершенно независимым и народным искусством, неразрывно связанным с персидской литературой и культурой, ее нельзя сравнивать с классической западной живописью. Она оригинальна и не подвергалась влиянию живописи какого-либо другого народа. И так как при создании своих произведений иранские мастера не имели никаких связей с художниками других народов, какое-либо влияние полностью исключено. Верно, что иногда персидскую живопись называют классической, но в данном случае это понятие никак не связано с классическим стилем в западном искусстве. Иногда оно употребляется для описания традиционного искусства Ирана: живописи, музыки и литературы, – но здесь оно используется в значении "традиционный", а не "классический".

«Иран открыл миру вид живописи, обладающий уникальными особенностями и лучший в своем роде. Разумеется, можно с легкостью уменьшить значимость персидской живописи, упомянув особенности, которыми она не обладает. Но в независимости от того, недооцениваем ли мы персидскую живопись или переоцениваем, ее исключительная значимость бесспорна. Персидская живопись дарит нам удовольствие, которое мы бы никогда не получили от созерцания любого другого искусства. Поэтому ее необходимо принять такой, какая она есть, и, если получится, понять причины превосходства и особого величия персидской живописи. Прежде всего, стоит пояснить размеры персидской живописи»5.

Если бы сохранилось больше настенных росписей, у большинства людей не сложилось бы впечатление, что персидские картины должны быть небольшого размера. Но, даже если мы проведем небольшое исследование небольших картин, наше мнение сразу же изменится. Таким образом, если мы увеличим произведения обычного художника, то получатся просто увеличенные картины, но, если мы взглянем на произведения великих мастеров с помощью проектора, то по своему масштабу и великолепию они будут сравнимы с фресками. Однако дело в том, что в персидской живописи сложно найти величественную (монументальную) и спокойную композицию, особенно ту, что сосредоточена на фигурах людей. Отсутствие подобной композиции в персидской живописи объясняется тем, что она отделена от религиозных понятий. Однако это разделение не было полным.

Следовательно, персидская миниатюра основана не на уменьшенных рисунках или серии иранских рассказов и рисунков, а на эстетике и особом взгляде.

«С точки зрения композиции, использованных правил и цветов, персидская миниатюра обладает определенными особенностями. Учитывая ее особый характер, можно утверждать, что данный вид живописи обладает некоторыми преимуществами по сравнению с другими видами мировой живописи. Внимание к деталям и утонченность, присущие персидским миниатюрам, придают картинам особую притягательность»6.

С точки зрения географии, Иран расположен между средиземноморскими и дальневосточными странами. Персидская живопись обладает некоторым сходством со средиземноморским искусством, однако еще больше оно похоже на искусство азиатских стран. Персидская живопись является одним из самых крупных направлений искусства Азии и, в отличие от европейской живописи, передает идеи на чувственном, а не умственном уровне.

«Если мы захотим взглянуть на произведения, наиболее ярко выражающие западное искусство, нам стоит обратиться к творениям Микеланджело. Во всех его произведениях наблюдается особое внимание к человеческому телу, которое можно считать символов всех человеческих желаний, несчастий, побед и поражений и трагических разочарований. В его произведениях, как правило, нет ни красоты природы, зеленых ветвей деревьев, ручейков или гор. Присутствие обожествленного человека исключает любые другие элементы, ведь важен только человек.

С другой стороны – китайские пейзажи классического периода. В них человек изображается не иначе, как маленький, неприметный путник на фоне высоких скал и затуманенных гор. Человеку выделено свое место, которое он занимает в этом мире, но цель художника направлена на изображение живых существ с вечными изменениями и неуемной жизненной силой, характеризующих и человечество.

Но в основе персидской мысли лежит нечто среднее между человеком и его деяниями. Персидская живопись крепко связана с эпическими произведениями. В то же время мы полагаем, что иранское мировоззрение отличается от европейского. В персидской живописи изображение нагого человеческого тела как средства выражения полностью отсутствует. Возможно, в персидской живописи можно обнаружить следы мистического философского течения, столь характерного для иранской культуры. В одном достоверном источнике написано следующее: "То, из чего все происходит, называет себя природой, но в то же время, несмотря на все многообразие природы, еще раз доказывает свое единение с человеком. Подобную идею можно проследить, возможно, лишь в некоторых иранских картинах. Ведь не все произведения европейского искусства похожи на работы Микеланджело, и не все китайские – на пейзажи периода Сунн»7.

Так образцы современной миниатюры, как пишет Й. Исгагпур, «очень далеки от лучших образцов этого искусства, которые заслужили ему всемирную известность. Точно так же можно измерить километры полотен западной живописи, хранящиеся в различных музеях стран Европы, но данный вид искусства можно постичь лишь в его шедеврах»8.

Иранские миниатюры, как и произведения китайской и западной живописи, относятся к короткому периоду в 175 лет – последние годы четырнадцатого века – середина шестнадцатого века.

Й. Исгагпур считает персидскую миниатюру "чистым искусством" потому, что она «использовалось для украшения книг, влияние этого искусства было неразрывно с ними связано. Оно не зависело от текста, которое сопровождало, – будучи изображением, несущим тот или иной смысл или преследующим некую цель, миниатюры очаровывали и притягивали взгляд читателя. Происхождение персидской миниатюры с самого начало носило лишь эстетический и ни в коем случае религиозный характер. А византийские иконы, относящиеся к тому же времени, что и персидские миниатюры, наоборот, носили религиозный характер. Несомненно, произведения искусства всегда содержат скрытый, метафизический и божественный смысл. Таким образом, можно сделать вывод, что в персидской миниатюре присутствует эстетическое начало»9.

Из-за отсутствия перспективы до некоторого времени персидскую миниатюру считали недостаточно развитой, но после того, как принципы западной живописи подверглись серьезным изменениям, эта черта стала считаться "особенностью" персидской миниатюры. То есть перспектива – это нечто естественное и необходимое, а не символическая форма среди других форм или, в конце концов, открытие Запада. Многие забывают о том, что Мазаччо, Уччелло и Пьеро делла Франческа появились лишь после появления и становления персидской миниатюры, а ее "золотой" период совпадает с эпохой Ренессанса. И каждое из этих направлений живописи создали свой мир: один собирался завоевать мир, а другой – раствориться в мире, созданном воображением.

Еще одним отличием персидской миниатюры от западной традиции, помимо перспективы, является форма. В западной живописи форма имело единое и, в то же время, наглядное значение. Понятие изображения заключается в ощущении и понимании предмета, учитывая его истинный смысл и единение материального и мысленного. В этом заключается сущность греческой скульптуры и смысл картин эпохи Ренессанса. Кроме того, в персидской живописи, в отличие от западной, сложно охватить одним взглядом всю композицию. Она состоит из стольких деталей, что при каждом последующем взгляде зритель заметит что-то новое, чего ему не удалось увидеть в первый раз. Другими словами, с каждым взглядом на картину можно открыть в ней что-то новое.

Подводя итоги сказанному, можно сказать, что персидскую миниатюру надо рассматривать не просто как искусство, но и как культура, отражающая традиции определенной нации. Из данной статьи следует, что персидская миниатюра берет свое начало из особого мировоззрения и из специальной идеологии, не включающихся в определенное художественное направление и стиль, в результате чего можно считать ее оригинальным и не заимствованным искусством. Персидская миниатюра уникальна, так как ее художник изображает мир таким, каким он считает правильным. Она светская, так как имеет своей исходной точкой древний Иран, и она считается выразительным языком иранской культуры в связи с ее воплощением во всех аспектах иранской жизни и культуры.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Аmid, H. Farhang e Amid. Tehran: Amirkabir, 1966.

2. Durant, W. Tarikh e tamadon. Tehran: Eenghelab eslami, 1993.

3. Ishaghpour, Y. Miniature e irani. Tehran: Farzanruz, 2000.

4. Moin, M. Farhang e Moin. Tehran: Amirkabir, 1971.

5. Tajvidi, A. Naghashi irani. Tehran: Vezarat Farhang va honar, 1973.

6. Haghighat, A. Tarikhe honarhaye meli va honarmandan e irani. Tehran: Moalefan va Motarjeman iran, 1990.

7. Homayonfarokh, R. Seyri dar miniature irani // Farhang va honar, 140-141, Tehran, 1974.

 

REFERENCES

1. Аmid, H. Farhang e Amid. Tehran: Amirkabir, 1966.

2. Durant, W. Tarikh e tamadon. Tehran: Eenghelab eslami, 1993.

3. Ishaghpour, Y. Miniature e irani. Tehran: Farzanruz, 2000.

4. Moin, M. Farhang e Moin. Tehran: Amirkabir, 1971.

5. Tajvidi, A. Naghashi irani. Tehran: Vezarat Farhang va honar, 1973.

6. Haghighat, A. Tarikhe honarhaye meli va honarmandan e irani. Tehran: Moalefan va Motarjeman iran, 1990.

7. Homayonfarokh, R. Seyri dar miniature irani in Farhang va honar, 140-141, Tehran, 1974.

 

СНОСКИ

1 Moin, M. Farhang e Moin. Tehran: Amirkabir, 1971. P.4512.

2 Аmid, H. Farhang e Amid. Tehran: Amirkabir, 1966. P.1144.

3 Durant, W. Tarikh e tamadon. Tehran: Enghelab e eslami, 1993. P.164.

4 Tajvidi, A. Naghashi irani. Tehran: Vezarat Farhang va honar, 1973. P.72.

5 Haghighat, A. Tarikhe honarhaye meli va honarmandan e irani. Tehran: Moalefan va Motarjeman iran, 1990. P.273-274.

6 Homayonfarokh, R. Seyri dar miniature irani // Farhang va honar, 140-141, Tehran, 1974. P.27.

7 Haghighat, A. P.274-275.

8 Ishaghpour, Y. Miniature e irani. Tehran: Farzanruz, 2000. P.7.

9 Ishaghpour, Y. P.6-7.