О.Н. ФИЛИППОВА Художественное творчество М.В.Алпатова – ученого-искусствоведа и характеристика его ближайшего окружения, на основе архивных источников

АРТИКУЛЬТ-017


ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО М.В.АЛПАТОВА – УЧЕНОГО-ИСКУССТВОВЕДА И ХАРАКТЕРИСТИКА ЕГО БЛИЖАЙШЕГО ОКРУЖЕНИЯ, НА ОСНОВЕ АРХИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ
УДК 7(071.1+072)
Автор: Филиппова Ольга Николаевна, аспирант МГАХИ им. В.И.Сурикова, e-mail: iscusstvo0891@mail.ru
Аннотация: Михаил Владимирович Алпатов (1902-1986 гг.) – был не только выдающимся ученым-искусствоведом, но также и чудесным педагогом, педагогом не только по профессии, но и по призванию, по внутренней склонности души. Будучи талантливым ученым и педагогом, М.В.Алпатов был и не менее одаренным живописцем. Общение с начинающими и уже сложившимися художниками – живописцами, графиками, скульпторами, с некоторыми из них он вместе ходил на этюды, работал в мастерских, постоянно требовало от М.В.Алпатова живого и непосредственного отношения к произведению искусства, умения видеть и глубоко понимать специфику его художественного языка, давать ему верную качественную оценку. Интерес к произведению дополнился интересом к законам и тайнам его возникновения. Это привело М.В.Алпатова-ученого к художественной практике, к занятию рисунком и живописью.
Ключевые слова: ученый-искусствовед, педагог, поэт, художник-любитель, натюрморт, портрет, пейзаж, масло, пастель, карандаш


THE ARTISTIC WORK OF M.V.ALPATOV IS AN OUTSTANDING SCIENTIST-ART-CRITIC AND CHARACTERISTICS OF HIS IMMEDIATE ENVIRONMENT, ON THE BASIS OF ARCHIVAL SOURCES
UDC 7(071.1+072)
Author Filipova Olga, Ph.D. Student of the State Art Institute named after V.Surikov (Moscow, Russia), e-mail: iscusstvo0891@mail.ru
Summary: Mikhail Vladimirovich Alpatov (1902-1986) – was not only an outstanding scientist-art-critic, but also a wonderful pedagogue, pedagogue not only by profession, but by vocation, inner inclinations of the soul. Being a talented scientist and pedagogue, M.V.Alpatov was not less gifted painter. Association with the beginners and already established artists – painters, graphic artists, and sculptors; with some of them he went to the sketches, worked in the studios, constantly demanded from M.V.Alpatov living and immediate attitude to the work of art, the ability to see and deeply understand the peculiarity of his artistic language, to give him the correct qualitative assessment. The interest in the work of art was supplemented by an interest in the laws and mysteries of it origin. This led of M.V.Alpatov-scientist to artistic practice, to studies in drawing and painting.
Keywords: scientist-art-critic, pedagogue, poet, amateur-artist, still life, portrait, landscape, oil, pastel, pencil  

Ссылка для цитирования:
Филиппова О.Н. Художественное творчество М.В.Алпатова – ученого-искусствоведа и характеристика его ближайшего окружения, на основе архивных источников // Артикульт. 2015. 17(1). С. 55-58.

скачать в формате pdf

 

Михаил Владимирович Алпатов (1902-1986 гг.) – выдающийся историк и теоретик искусства, в жизни был истинным интеллигентом, обладавшим широчайшим спектром научных интересов – от классической древности до современности, от проблем теоретического характера до судьбы конкретных произведений искусства. Своей научной деятельностью М.В.Алпатов внес большой вклад в теорию так называемого структурного анализа, а также в осмысление эстетического и общекультурного своеобразия художественного наследия России

Человек богато одаренный, он был не только корифеем отечественного искусствознания, но также и писателем. Что всегда привлекает в книгах М.В.Алпатова – так это, во-первых, универсальная культура автора, позволяющая ему рассматривать свой предмет в широком историко-культурном контексте, поворачивая его различными гранями, в живых связях с реалиями эпохи – с событиями общественной жизни, с поэзией, философией, нравами, вкусами, обычаями.

А во-вторых, нисколько всем этим не заслоняемая, не отодвигаемая на второй план, неподдельная любовь автора к самому явлению искусства как таковому. Вот это, пожалуй, самое главное. Этого никакой эрудицией не добьешься: тут нужен талант, сердце, проникновение.

Будучи талантливым ученым и педагогом, педагогом не только по профессии, но и по призванию, по внутренней склонности души, М.В.Алпатов был и не менее одаренным живописцем.

Общение с начинающими и уже сложившимися художниками – живописцами, графиками, скульпторами, с некоторыми из них он вместе ходил на этюды, работал в мастерских, постоянно требовало от М.В.Алпатова живого и непосредственного отношения к произведению искусства, умения видеть и глубоко понимать специфику его художественного языка, давать ему верную качественную оценку. Интерес к произведению дополнился интересом к законам и тайнам его возникновения. Это привело М.В.Алпатова – ученого к художественной практике, к занятию рисунком и живописью1.

Однако, прежде чем встать на путь художественной практики, сначала робко по-дилетантски, а затем все более серьезно, систематически и профессионально, М.В.Алпатову пришлось многое в себе преодолеть. Вот, что он вспоминал: «В детстве я не отличался какой-либо способностью в рисовании. Рисовал так, как все начинающие. В классе мои рисунки встречали меньше восхищения, чем аккуратно выполненные рисунки товарищей. Мне не удавалось достигнуть такого же совершенства в тушевке, такого же сходства с натурой…»2

Спустя годы Михаил Владимирович, благодаря своим родителям, которые решили дать ему возможность учиться в студии Ф.И.Рерберга с 1918-1919 гг., все же стал художником. В область его интересов входили работы в технике карандаша, шариковой ручки, сангины, пастели, масла. Среди работ, выполненных маслом, преобладали пейзажи, натюрморты и портреты3.

С 1921 г. по 1923 гг. после окончания Московского университета, М.В.Алпатов работал в Музее изящных искусств – заведующим подотделом фотографий и диапозитивов, принимая самое активное участие во внутренней работе музея по описанию и определению подлинников собрания4. Уже после ухода из музея, М.В.Алпатов сохранил тесную связь с его деятельностью, и не случайно. В течение 1986-1994 гг. наследие М.В.Алпатова было передано в качестве дара его жены Софьи Тимофеевны Алпатовой именно в ГМИИ им. А.С.Пушкина5.

В Отделе личных коллекций ГМИИ им. А.С.Пушкина, в воссозданном мемориальном кабинете Михаила Владимировича Алпатова хранятся произведения из его собрания. Основу коллекции составляют: разного качества репродукции и фотографии с памятников искусства. В числе оригинальных графических работ – произведения художников Д.И.Митрохина, П.В.Кузнецова, Р.Р.Фалька, В.А.Фаворского и др.6

Помимо вышеперечисленного, хранится библиотека М.В.Алпатова – классические работы по истории мирового искусства, которые были неотъемлемой частью исследовательской работы ученого, а также его научные труды. В числе редких рукописных и печатных книг – рукопись А.М.Ремизова, старопечатные книги, книги с автографами и рисунками художников7.

Кроме того, в Отделе личных коллекций находится около 600 собственных живописных и графических работ М.В.Алпатова. В основном это были реалистические пейзажи, выполненные им маслом в 1960-1970-х гг.

Есть также несколько натюрмортов и портретов в стиле авангарда и лучизма. Таким образом, будучи одаренным человеком, М.В.Алпатов в своих жанровых пристрастиях отличался чаще всего пейзажем, натюрмортом и меньше всего портретом.

Живописные пейзажи М.В.Алпатова написаны им легко и быстро, нет пастозных работ. Они сделаны маслом на заводском картоне, реже – маслом на оргалите, формата стандартного (А4). Среди них можно выделить такие работы, как: «Пейзаж с пальмами», «Сельский пейзаж», «Городской пейзаж» и др.

Одновременно с передачей живописи и графики М.В.Алпатова в Отдел личных коллекций ГМИИ им. А.С.Пушкина, в Отдел рукописей музея были отданы хранившиеся отдельно письма от русских и зарубежных корреспондентов, а также ряд других архивных материалов, которые образовали фонд №61 – фонд Михаила Владимировича Алпатова. Обработка этого фонда, чрезвычайно богатого и интересного, в котором находится много неопубликованных рукописей разных периодов деятельности М.В.Алпатова, ведется сотрудниками музея8.

Кстати, не будет лишним упомянуть в данном исследовании и о том, что помимо занятий живописью М.В.Алпатов также любил и знал музыку и поэзию. Он сам писал стихи в традициях лирики Серебряного века, им было сделано множество поэтических и прозаических переводов, большая часть которых была создана в 1920-1930-е годы, к сожалению, так и не увидевших свет.

Сохранились рукописи его литературоведческих исследований о А.С.Пушкине, Ф.И.Тютчеве, его собственные прозаические произведения – новеллы, сказки9. Блестящее знание слова воплотилось и в мемуарах М.В.Алпатова, опубликованных издательством «Искусство»10.

Они проиллюстрированы документальными фотографиями и собственными рисунками ученого, заслуживая отдельного упоминания. Важное место в этой книге занимают люди: крупные ученые, художники, поэты, музыканты и др. Среди них стоит назвать талантливейшего литературоведа Н.Я.Берковского, выдающуюся пианистку М.В.Юдину, замечательного чтеца Д.Н.Журавлева, знакомство с которым продолжалось все годы жизни М.В.Алпатова11.

В РГАЛИ сохранилась переписка М.В.Алпатова с художниками, в состав которой вошли: К.К.Чеботарев (1892-1974 гг.) и А.Г.Платунова (1896-1966 гг.) (фонд № 2968), Д.И.Митрохин (1883-1973 гг.) (фонд № 3094) и др.

Стоит обратить внимание на взаимоотношения М.В.Алпатова и Д.И.Митрохина, человека большой культуры, одного из ведущих мастеров советской книжной графики, обращавшегося к русской и мировой литературе.

В переписке М.В.Алпатова с Д.И.Митрохиным (с 1945 по 1962 гг.) прослеживаются очень теплые и дружеские отношения, которые касались не только служебных вопросов, но и личного характера (взаимных интересов, здоровья, самочувствия и т.д.).

Благоговея перед дивным искусством Д.И.Митрохина, благодарный ему за то, что он нашел силы и уделил внимание книгам «Всеобщая история искусства» и «Дрезденская галерея», М.В.Алпатов в письме к художнику от 14.09.1954 г. писал: «Дорогой Дмитрий Исидорович! Мы не были в Крыму уже 14 лет, и, попав сюда, пришли к заключению, что это благословенный край…. Здесь я все время вспоминаю о К.Моне, П.Сезанне и А.Марке. Действительно, природа Крыма «подражает» этим замечательным мастерам. И хотя у меня все выходит неумело и неуклюже, мне доставляет удовлетворение с этюдником на коленях наблюдать эти краски...»12

А в письме Д.И.Митрохина к М.В.Алпатову от 19.01.1955 г.: «Дорогой Михаил Владимирович! Вчера ко мне пришел И.А.Соколов с сообщением, что МОСХ хлопочет о персональной пенсии для меня. Но, что это – так невероятно трудно, что я не должен ни на что надеяться, и было бы очень хорошо, если – бы Вы написали для МОСХ'а характеристику моей работы, как художника. Я знаю, что Вы заняты, как много у Вас забот, и все-таки, я обещал И.А.Соколову написать Вам и просить Вас о характеристике. Если Вы, дорогой Михаил Владимирович, согласитесь и напишите, то я, вопреки предупреждению И.А.Соколова, буду полон надеждой – выбиться из нищеты...»13

И в ответ на письмо Д.И.Митрохина М.В.Алпатов отвечает письмом, где пишет о своей работе, проделанной для Дмитрия Исидоровича от 21.01.1955 г.: «…Одновременно с этим письмом к Вам отсылаю два экземпляра характеристики в МОСХ (они готовят ходатайство о присвоении Вам звания заслуженного деятеля искусств). Я очень, очень рад хоть чем-то быть Вам полезным и я не теряю надежды, что МОСХ чего-нибудь добьется. Ведь теперь там много хороших людей, людей которые понимают и по заслугам ценят Ваше искусство…»14

Анализируя переписку М.В.Алпатова и Д.И.Митрохина, как самую простую и распространенную форму, в которой конкретизировалась их творческая деятельность, можно сказать, что: М.В.Алпатова в Д.И.Митрохине привлекал, прежде всего, его талант, как впрочем, и Д.И.Митрохина привлекало в ученом широта его мысли и глубокий диапазон творческой личности. Их общение, основанное на огромной любви к искусству, взаимно дополняло друг друга и складывалось гармонично, судя по переписке, на протяжении большого отрезка времени.

Таким образом, становится совершенно очевидно, каким было незаменимым поддержка и участие М.В.Алпатова в жизни очень многих людей. К.К.Чеботарев, А.Г.Платунова и Д.И.Митрохин вошли в круг множества благодарных ученому художников, личная дружба с которым помогала определиться им в творчестве.

 

 

ЛИТЕАТУРА

1. Алпатов М.В. Воспоминания. М., 1994.

2. Данилова И.Е. Феномен М.В.Алпатова // Вопросы искусствознания. 1994. – №4. – С.473-480.

3. Дудочкин Б.Н. Вехи творческой судьбы // Вопросы искусствознания. 1994. – №4. – С.481-488.

4. Дудочкин Б.Н. О творческом наследии М.В.Алпатова // Ферапонтовский сборник. Вып.V. М.-Ферапонтово, 1999. С.91-102.

5. Пистунова А.М. Чудесна буква (из интервью с М.В.Алпатовым) // Советская культура. 1977. – №99(5107). – С.5.

6. Письмо М.В.Алпатова к Д.И.Митрохину от 14.09.1954 г. // РГАЛИ. Ф.3094. Оп.1. Д.602. ЛЛ.17-17об.

7. Письмо М.В.Алпатова к Д.И.Митрохину от 21.01.1955 г. // РГАЛИ. Ф.3094. Оп.1. Д.602. Л.6об.

8. Письмо Д.И.Митрохина к М.В.Алпатову от 19.01.1955 г. // РГАЛИ. Ф.3094. Оп.1. Д.578. Л.9об.

9. Филиппова О.Н. Любительство в среде научной интеллигенции конца XIX – первой половины XX века (живопись и графика А.Н.Северцова, А.Г.Габричевского, М.В.Алпатова, Е.А.Косминского, Д.Н.Ушакова) // Личность в культурной традиции: Сборник научных статей / Сост. и отв. ред. Л.В.Фадеева. М., 2014. С.320-345.

 

REFERENCES

1. Alpatov M.V. Vospominanija [Memoirs]. Moscow, 1994.

2. Danilova I.E. Fenomen M.V.Alpatova [Phenomenon of M.V. Alpatov] in Voprosy iskusstvoznanija. 1994. – №4. – S.473-480.

3. Dudochkin B.N. Vehi tvorcheskoj sud'by [The landmarks of artistic life] in Voprosy iskusstvoznanija. 1994. – №4. – S.481-488.

4. Dudochkin B.N. O tvorcheskom nasledii M.V.Alpatova [The artistic heritage of M.V. Alpatov] in Ferapontovskij sbornik. Vol. 5. Moscow, Ferapontovo, 1999. S.91-102.

5. Pistunova A.M. Chudesna bukva (iz interv'ju s M.V.Alpatovym) [The magic letter: an interview] in Sovetskaja kul'tura. 1977. – №99 (5107). – S.5.

6. Letter of M.V. Alpatov to D.I. Mitrohin 14.09.1954. RGALI. F.3094. Op.1. D.602. LL.17-17v.

7. Letter of M.V. Alpatov to D.I. Mitrohin 21.01.1955. RGALI. F.3094. Op.1. D.602. L.6v.

8. Letter of D.I. Mitrohin to M.V. Alpatov 19.01.1955. RGALI. F.3094. Op.1. D.578. L.9v.

9. Filippova O.N. Ljubitel'stvo v srede nauchnoj intelligencii konca XIX – pervoj poloviny XX veka (zhivopis' i grafika A.N.Severcova, A.G.Gabrichevskogo, M.V.Alpatova, E.A.Kosminskogo, D.N.Ushakova) [Amateurs in the scientific intelligentsia of the end of 19 and 1st half of 20 c.: painting and graphics] in Lichnost' v kul'turnoj tradicii: Sbornik nauchnyh statej [Person in cultural tradition: collection of articles], ed. L.V.Fadeeva. M., 2014. S.320-345.

 

СНОСКИ

1 Филиппова О.Н. Любительство в среде научной интеллигенции конца XIX – первой половины XX века (живопись и графика А.Н. Северцова, А.Г. Габричевского, М.В. Алпатова, Е.А. Косминского, Д.Н. Ушакова) // Личность в культурной традиции: Сборник научных статей / Сост. и отв. ред. Л.В. Фадеева. М., 2014. С.331.

2 Алпатов М.В. Воспоминания. М., 1994. С.61.

3 Филиппова О.Н. Указ. соч. С.331.

4 Дудочкин Б.Н. Вехи творческой судьбы // Вопросы искусствознания. 1994. – №4. – С.482.

5 Дудочкин Б.Н. О творческом наследии М.В. Алпатова // Ферапонтовский сборник. Вып.V. М.-Ферапонтово, 1999. С.92.

6 Там же, С.91.

7 Там же, С.92.

8 Филиппова О.Н. Любительство в среде научной интеллигенции конца XIX – первой половины XX века (живопись и графика А.Н. Северцова, А.Г. Габричевского, М.В. Алпатова, Е.А. Косминского, Д.Н. Ушакова) // Личность в культурной традиции: Сборник научных статей / Сост. и отв. ред. Л.В. Фадеева. М., 2014. С.332.

9 Данилова И.Е. Феномен М.В. Алпатова // Вопросы искусствознания. 1994. – №4. – С.479.

10 Дудочкин Б.Н. О творческом наследии М.В. Алпатова // Ферапонтовский сборник. Вып.V. М.-Ферапонтово, 1999. С.100.

11 Алпатов М.В. Воспоминания. М., 1994. С.7.

12 Письмо М.В. Алпатова к Д.И. Митрохину от 14.09.1954 г. // РГАЛИ. Ф.3094. Оп.1. Д.602. Л.17об.

13 Письмо Д.И. Митрохина к М.В. Алпатову от 19.01.1955 г. // РГАЛИ. Ф.3094. Оп.1. Д.578. Л.9об.

14 Письмо М.В. Алпатова к Д.И. Митрохину от 21.01.1955 г. // РГАЛИ. Ф.3094. Оп.1. Д.602. Л.6об.