Е.С. ЕРШОВА Древнеегипетские военные награды эпохи XVIII династии: морфология и символика образа

АРТИКУЛЬТ-024


ДРЕВНЕЕГИПЕТСКИЕ ВОЕННЫЕ НАГРАДЫ ЭПОХИ XVIII ДИНАСТИИ: МОРФОЛОГИЯ И СИМВОЛИКА ОБРАЗА
УДК 7.032
Автор: Ершова Елена Сергеевна, преподаватель кафедры теории и истории искусства факультета истории искусства РГГУ, e-mail: lena.s.ershova@gmail.com
Аннотация: Эпоха XVIII династии Нового царства в Египте связана с активной внешней политикой, выразившейся в многочисленных походах и крупных военных кампаниях. В качестве награды за личную доблесть и отвагу в бою участники получали особые знаки отличия. Статья посвящена исследованию различных видов наград, их классификации и интерпретации с позиции символического осмысления. Основное внимание уделяется наградам в форме мух, получившим наибольшее распространение с XVI в. до н.э. Искусствоведческий анализ сохранившихся памятников – археологических и изобразительных, – позволяет выявить семантику образа и эволюцию художественных приёмов исполнения наград.
Ключевые слова: древний Египет, Новое царство, XVIII династия, военные награды, ожерелья, амулеты, ритуальное оружие, символизм

MILITARY REWARDS IN XVIII-th DYNASTY EGYPT: MORPHOLOGICAL FEATURES AND SYMBOLIC MEANING
UDC 7.032
Author: Ershova Elena, Department of theory and history of art, School of Art History, Russian State University for the Humanities (Moscow, Russia), e-mail: lena.s.ershova@gmail.com
Summary: The XVIII-th dynasty of the New Kingdom Egypt is marked by considerable foreign policy actions, such as Nubian and Asiatic campaigns. Those participants who has shown a courage and bravery on the battlefield received military insignia. The article is devoted to different kinds of rewards, its typology and symbolic understanding. As the fly-typed rewards were most common in XVI century B.C. the author places emphasis on them. Art analysis of both archaeological and pictorial artifacts is revealing image semantics and artistic methods of reward execution in Ancient Egypt.
Keywords: Ancient Egypt, New Kingdom, Dynasty XVIII, military rewards, necklace, amulets, ceremonial weapons, symbolism

Ссылка для цитирования:
Ершова Е.С. Древнеегипетские военные награды эпохи XVIII династии: морфология и символика образа / Е.С. Ершова // Артикульт. 2016. 24(4). С. 24-31.

скачать в формате pdf


С начала XX века ученые с различных точек зрения рассматривали феномен награждения чиновников царем, одним из аспектов которого являются формы древнеегипетских наград и их символика. Среди первых этот вопрос стал разрабатывать немецкий египтолог Курт Зете [Sethe, 1910], который выделил три вида наград: ювелирные изделия (ожерелья, предплечные и запястные браслеты), парадное оружие (кинжалы и боевые топоры) и награды с «явно символическим значением» [Sethe, 1910, p. 144]. К. Зете сосредотачивает свое внимание на последнем типе наград с «явно символическим значением» – это необычные подвески в виде мух, львов и сердец. Наличие украшений с подвесками в виде мух и львов приводит исследователя к выводу, что в армии существовало понятие «орден», и он сравнивает эту форму награждения в древнем Египте с «современными награждениями орденом». По мнению К. Зете, подвеска в форме мухи символизировала неустанную способность к атакам и упорство в борьбе с врагами, а лев – мужество и отвагу [Sethe, 1910, p. 144].

Другое объяснение награждению ювелирными изделиями в форме мух, львов, а также золотыми ожерельями дает египетский исследователь Сами Габра [Gabra, 1929]. Для него это бесспорно военные награды. В своей работе С. Габра отмечает, что более частое использование наград из золота совпадает с египетской кампанией в Азии. Позднее награждение земельными наделами на территории нильской долины становится редким, так как из-за наследования должностей свободных участков практически не осталось. С. Габра предполагает, что царь мог даровать золото взамен надела, прилагающегося к добыче, взятой у врагов. Однако комментариев по поводу символического значения военных наград исследователь не дает [Gabra, 1929, p. 40].

Предположение С. Габра не совсем верно: упоминания о награждении чиновников золотом известны еще с эпохи Древнего царства, а первые сведения о наделении «золотом храбрости» относятся к эпохе Среднего царства. Так, указания на это приводятся в наскальной надписи Именемхата в Вади Хаммамат [Lepsius, 1972]. В тексте его автобиографии встречается упоминание о дарении золота царем: «дано ему золото в качестве хвалы за храбрость в сердце Его Величества».

Утверждение С. Габра о том, что дарование золота заменяет награждение землей, также не совсем корректно. Так, в автобиографиях чиновников XVIII династии говорится о даровании земли и рабов из числа захваченных военнопленных. Примером может служить автобиография Яхмоса, сына Ибаны, из гробницы в Эль-Кабе [Sethe, 1909, p. 1-11].

Последующие египтологические исследования были посвящены анализу гражданских наград, а вопрос типологии и символики военных наград более не поднимался. В более поздних работах, принадлежавших, например, C. Андрюс [Andrews, 1990, 1994] и С. Олдред [Aldred, 1971], лишь повторяются выводы, сделанные прежде.

В современных египтологических работах среди золотых наград эпохи Нового царства принято выделять два основных типа: nbw n Hswt – «золото восхваления» или «золото почести» и nbw n qnn «золото храбрости».

Первым термином принято называть золотое ожерелье Sbyw, которое получали в качестве награды административные лица. Однако такое объяснение не совсем верно: хотя в эпоху Нового царства ожерелье Sbyw стало одной из наиболее распространенных форм награды, существовали и другие. Также следует отметить распространенность ожерелья Sbyw в этот период: его носили фараоны, оно также присутствует на изображениях богов [Brand, 2006, p. 24]. Если рассматривать «золото восхваления» как некий единый феномен, то скорее следует говорить о совокупности предметов, используемых при награждении – ожерелье Sbyw, браслеты awaw, msktw и диадемы, или даже о ритуале награждения чиновников золотом и другими благами в качестве хвалы за службу.

К «золоту храбрости» принято относить военные награды в виде ожерелья с подвесками в форме мух или львов. Впрочем, выделение «золота храбрости» в обособленный тип наград не обосновано. Это лишь часть «золота восхваления» – анализ текстов эпохи Нового царства, в которых говорится о «золоте храбрости», показал, что во всех случаях формулировка фразы следующая: rdy nbw m Hswt n qnt.i – «дано золото в качестве хвалы за храбрость мою». Поэтому выделение двух типов золотых наград в эпоху Нового царства не совсем верно. Следует скорее говорить об особом виде наград, которые давались воинам за их храбрость вдобавок к комплексу наград, называемому «золотом восхваления». Благодаря письменным источникам, возможно, точно перечислить список наград, получаемых воинами за храбрость. Помимо комплекса украшений, называемого «золото восхваления», состоящего из ожерелья Sbyw, браслетов awaw и msktw, можно выделить еще два типа дополнительных наград:

1. подвески в виде мух и львов;

2. золотые и серебряные кинжалы и топоры – то есть церемониальное оружие.

От эпохи Нового царства дошли сведения о 22 случаях дарения «золота за храбрость». Лишь пять воинов получили в качестве награды подвески в виде мух и львов, а три из них – золотое и серебряное оружие:

1. Яхмос Пеннехебет, согласно автобиографии из его гробницы в эль-Кабе, был награжден золотом за храбрость 4 раза: дважды за Нубийские походы и дважды за походы в Азию. И только один раз он получил в награду от Тутмоса I за один из Нубийских походов дополнительные награды к «золоту почести». Это были шесть подвесок в виде мух, три подвески в виде льва и два золотых топора.

2. Благодаря тексту на конусе из гробницы Диду в эль-Холхе известно, что Диду был награжден «золотом восхваления за храбрость его в многочисленных случаях». А на одной из сцен в его гробнице (ТТ 200 в некрополе эль-Холха, время правления Тутмоса III – Аменхотепа II) сохранилось изображение хозяина в ожерелье-оплечье. К украшению прикреплены подвески с изображением мухи и двух идущих львов, расположенных по обе стороны от нее [Champollion, 1973, p. 534].

3. На росписи из гробницы Сумниута (TT 92 в некрополе эль-Гурны, время правления Тутмоса III – Аменхотепа II) сохранилось изображение хозяина в ожерелье-оплечье, состоящем из пяти рядов дисковидных бусин, с двумя подвесками в виде мух, прикрепленных поверх ожерелья, и двумя подвесками в виде идущих львов, подвешенных на цепочках ниже уровня ожерелья. За какие заслуги был награжден Сумниут, в текстах не говорится.

4. Свидетельством награждения чиновника подвесками в виде мух является статуя неизвестного из Каирского музея. На шее сидящего мужчины заметна цепочка с тремя подвесками-мухами. Эта находка полностью идентична подвескам, обнаруженным в погребении царицы Яххотеп.

5. Аменемхеб, согласно тексту автобиографии из гробницы в эль-Гурне (TT85), был награжден за храбрость Тутмосом III 4 раза и дважды получил одинаковый набор наград. Среди них четыре браслета awaw, два ожерелья Sbyw, две подвески в виде мухи, а также подвеска в виде льва за взятие Кадеша и за победу в городе Мериу в стране чужеземной Техси. Это единственное свидетельство награждения чиновника подвесками в виде мух и львов за азиатский поход Тутмоса III.

Единственным обнаруженным свидетельством подобных «дополнительных» наград служит комплект, найденный в погребении царицы Яххотеп в Дра Абу эль-Наге (рис. 1): золотая цепь [Aldred, 1971, p. 53], предплечные браслеты awaw, а также церемониальные кинжалы и топоры. К цепи прикреплены три большие подвески в виде мух. Фигуры мух проработаны в мельчайших деталях. Сложенные крылья выполнены из плоского листового золота и припаяны к выпуклому телу мухи.

Рис. 1. Комплекс наград из гробницы Яххотеп (источник изображения: Maspero, G, History of Egypt, Chaldea, Syria, Babylonia, and Assyria. Volume IV, Part A, London, 1901, p.137).

Принято считать, что ожерелье с подвесками в виде мух и другие награды были подарены царице в награду за то, что она собирала вооруженные отряды в Фивах для борьбы с гиксосами. Однако в тексте из Карнакского храма, повествующего о правлении Яхмоса и его матери Яххотеп, подтверждения данному предположению отсутствуют [Sethe, 1909, p. 21]. Можно предположить, что эти награды принадлежали не самой Яххотеп, а ее сыну – царю Яхмосу.

Известно три памятника, изображающих награждение чиновников ожерельями с подвесками в виде мух и львов. Первый статуя неизвестного из Каирского музея (рис. 2) [Binder, 2008, Fig. 4.17]. На шее сидящего мужчины заметна цепочка с тремя подвесками-мухами, полностью идентичная найденным подвескам из погребения Яххотеп. Второй изображение чиновников в ожерельях с подвесками в виде мух и львов в росписях частных гробниц Диду и Симниута. Так, на одной из сцен в гробнице Диду (ТТ 200 в некрополе эль-Холха, время правления Тутмоса III – Аменхотепа II) сохранилось изображение хозяина в ожерелье-оплечье, к которому прикреплены подвески с изображением мухи и двух шагающих львов, расположенных по обе стороны от нее [Binder, 2008, fig. 4.14].

Рис. 2. Статуя неизвестного из Каирского музея (источник изображения: Binder, S. The Gold of honour in New Kingdom Egypt. Oxford, Aris & Phillips, 2008. Fig.4.17).

Другой вариант подобного ожерелья изображен в росписи гробницы Сумниута (TT 92 в некрополе эль-Гурна, время правления Тутмоса III – Аменхотепа II) (рис. 3) [Champollion, 1973, p. 534]. Это ожерелье-оплечье, состоящее из пяти рядов дисковидных бусин, с двумя подвесками в виде мух, прикрепленных поверх ожерелья Sbyw, и двумя подвесками в виде идущих львов, подвешенных на отдельных цепочках ниже уровня ожерелья.

Рис. 3. Зарисовка украшения из Деди (TT 200) (источник изображения: Champollion J. F. Monuments de l’Égypte et de la Nubie. P. 534).

Символическое значение подвесок в виде мух, используемых в качестве наград, очевидно. Однако единственным предположением на этот счёт на данный момент является высказывание Зете, о котором уже говорилось выше.

Следует отметить, что близкие по форме амулеты появились еще в додинастический период. Первые подвески относятся к погребениям времени Нагада II [Andrews, 1994, p. 62]. Множество подобных амулетов-подвесок дошли до наших дней, как в виде единичных подвесок, так и в виде ожерелий. Так, известна подвеска в виде мухи, вырезанная из кости и датируемая VIII-XII династией. Здесь явно прослеживается стилизация: голова и крылья не проработаны. От эпохи XVII-XVIII династии сохранилось большое количество ожерелий с подвесками в виде мух. Например, ожерелье, найденное в гробнице СС37 в некрополе Ас-сасиф, выполнено из разноцветного фаянса. На нем заметно не менее четырех подвесок в виде мух, пространство между которыми заполнено бусинами различной формы. Все подвески изготовлены стилизованными, без детализации. Также к XVII династии относится золотая цепочка с семью подвесками в виде мух из листового золота, также стилизованных.

Одним из наиболее известных подобных памятников считается ожерелье жены Тутмоса III (рис. 4) с 38 подвесками-мухами, между которыми нанизаны гранатовые бусины. При изготовлении таких подвесок использовались различные материалы: золото, серебро, различные полудрагоценные камни, фаянс. Их точное назначение неизвестно. Возможно, они должны были даровать плодородие или защиту от вредителей [Andrews, 1994, p. 63]. Подобные амулеты встречаются лишь на женских ожерельях.

Рис. 4. Ожерелье жены Тутмоса III (источник изображения: Andrews, C. Ancient Egyptian jewellery. London, The British Museum, 1990. Fig.160).

Стоит отметить, что отличительной чертой награды было использование ожерелий с большими подвесками в виде мух (10-12 см), в то время как для амулетов использовали маленькие подвески (1-2 см). Такие подвески также отличались по форме и материалу. На женских ожерельях, помимо подвесок в виде мухи, могли присутствовать и другие – бабочки, крокодилы и пр.

Для анализа символического значения подвесок в виде мух нужно отметить один важный факт. Награждения военных за храбрость известны со Среднего царства и продолжаются на протяжении всего Нового царства. Вместе с тем, награждения подвесками-мухами ограничено началом XVIII династии, начиная с правления Яхмоса и до времени Тутмоса III. В этот период египетской истории, помимо активной военной политики на Ближнем Востоке, идет присоединение нубийских земель, которые стали независимыми во время Второго переходного периода. Азиатские походы продолжаются на протяжении всего Нового царства. Примером награждения воинов за азиатские походы служит стела времени правления Рамсеса II. Фараон там изображён бросающим ожерелья Sbyw своим воинам в награду за удачную осаду крепости Кадеш [Schulman, 1988, fig. 23].

Нубия была окончательно присоединена в правление Тутмоса III, со второй половины XVIII династии о крупных завоевательных походах туда в египетских источниках не сообщается. Следует отметить, что одновременно с прекращением использования наград в виде мух, то есть в правление Тутмоса III, в частных гробницах появляются сцены, иллюстрирующие принесение даров нубийцами. Образ нубийцев, приносящих дань, содержит большое количество ярких красочных деталей. Так, в гробнице Рехмира (TT100, правление Тутмоса III – Аменхотепа II, эль-Гурна) сохранилось изображение нубийцев (рис. 5), у которых на шее висят цепочки с подвесками в виде мух [Davies, 1943, Pl. XVIII-XX]. Количество мух на одной цепочке варьируется от одной до трёх.

Рис. 5. Принесение даров иноземцами (источник изображения: http://www.osirisnet.net/popupImage.php?img=/tombes/nobles/rekhmire100/photo/rekhmire_tt100_bs_38443... по состоянию на 21.11.2016).

В гробнице царского наместника в Нубии Хуиа (TT 40, правление Тутанхамона, Курнет Мураи) также сохранилась сцена принесения даров нубийцами. Фигуры двух из них, несущие золото, украшены единичными подвесками в виде мухи [Gardiner, 1926, Pl. XXII]. На фрагменте росписи из гробницы Себек-хотепа (TT63, правление Тутмоса IV – Аменхотепа III, эль-Гурна), сохранился образ нубийца, на шее которого висит цепочка с подвеской в виде мухи [Andrews, 1990, Pl. 33].

Как показывает археологический материал [Reisner, 1923, p. 131-132], подобные амулеты действительно были распространены в Нубии и могли восприниматься египтянами как этнографический признак – часть нубийского национального костюма. И именно поэтому в росписях египетских гробниц передача этнических черт иноземцев осуществлялась, в том числе, посредством изображения традиционных украшений, включающих образ мухи.

У нубийцев подвески этого типа появились в конце раннего Кермского периода, что соответствует эпохе египетского Среднего царства. Такие подвески должны были приносить удачу и защищать от злых сил. Примером подобных подвесок являются четыре пары мух, найденные Дж. Рейснером [Reisner, 1923, p. 131-132]. Все украшения стилистически схожи между собой: тело мухи выпуклое, а крылья плоские. Размер подвесок варьируется от 8 до 14 см. Также различен материал: одна пара выполнена полностью из слоновой кости [Reisner, 1923, Pl. 53], во втором случае из слоновой кости сделаны только крылья, а тело мухи – из золота (рис. 6) [Reisner, 1923, Pl. 53]. Другая пара также имеет золотое тело, но серебряные крылья [Reisner, 1923, Pl. 53]. Последняя пара полностью отлита из бронзы [Reisner, 1923, Pl. 53]. Также из слоновой кости и золота выполнена муха, найденная при раскопках в Бухене [OConnor, 1993, Pl. 7]. Подобное разнообразие материалов говорит о том, что в отличие от египетских золотых наград в виде мухи, нубийские подвески не могли являться некой военной наградой. Они представляли собой амулеты, материал для которых выбирал лично владелец, сообразно своему материальному положению. Такие подвески и египетские награды изготовлялись в приблизительно одинаковом размере и имели большое сходство в способах пластической моделировки: плоские крылья и рельефное выпуклое тело мухи.

Рис. 6. Подвеска в виде мухи. Классическая Керма. Нубия (источник изображения: http://www.mfa.org/collections/object/fly-pendant-142894 по состоянию на 21.11.2016)

Возможно, появление в качестве награды подвесок именно в форме мух не случайно и связано с Нубийскими походами, начатыми Яхмосом. Подобные награды в начале XVIII династии могли символизировать победу только над нубийцами. Среди них вполне могли оказаться трофейные подвески, выполненные из золота, как некий символ поверженных врагов; они могли быть символом силы и храбрости египетского воина, его успехов на поле брани. Позже, во время правления Тутмоса III, видимо, происходит расширение сферы применения этой награды. Отныне воины получают подвески-мухи не только за Нубийские походы, но и за успехи, проявленные в ходе азиатских военных кампаний. Также следует отметить, что и в нубийских и в азиатских походах принимали участие одни и те же воины, поэтому вполне логичным представляется унификация наград по случаю победы над разными в этническом плане противниками. Исчезновение подобных наград именно в правление Тутмоса III можно объяснить окончательным присоединением Нубии и, как следствие, утратой актуальности такого символа как награды за победу над «конкретным» противником – южным соседом.



ЛИТЕРАТУРА

1. Ершова, Е.С. «Золото почести» и «золото храбрости»: новый взгляд на разработку проблемы типологии древнеегипетских наград эпохи Нового царства / Е.С. Ершова // Вестник РГГУ. – 2016. – №1. – С. 9 – 17

2. Aldred, C. Jewels of the pharaohs. Egyptian jewellery of the Dynastic Period / С. Aldred. – New York: Ballantine Books, 1971. – 128 p.

3. Andrews, C. Amulets of ancient Egypt / C. Andrews. – London: British Museum Press, 1994. – 112 p., 102 fig.

4. Andrews, C. Ancient Egyptian jewellery / C. Andrews. – London: The British Museum, 1990. – 208 p., 186 fig.

5. Binder, S. The Gold of honour in New Kingdom Egypt / S. Binder. – Oxford: Aris & Phillips, 2008. – 356 p., ill.

6. Brand, P. The shebyu-collar in the New Kingdom. Part I / P. Brand in Journal of the Society for the Study of Egyptian Antiquities – 2006 – №33. – p. 17-28.

7. Champollion J. F. Monuments de l’Égypte et de la Nubie / Jean-François Champollion. – Genève: Éditions de Belles-Lettres, 1973-1974. – 2 vol.

8. Davies, N. de G.  The Tombs of Rekh-mi-Re' at Thebes / N. de G. Davies. – New York, 1943. – 2 vols.

9. Gabra, S. Les conseils de fonctionnaires dans l’Égypte pharaonique : Scènes de récompenses royales aux fonctionnaires / S. Gabra. – Le Caire : Service des Antiquités de l’Égypte, 1929. – 58 р.

10. Gardiner, A. H.  The Tomb of Huy, Viceroy of Nubia in the Reign of Tut'ankhamun (no. 40) / A.H. Gardiner. – London: EES, 1926. – 42 p.

11. Lepsius, K.R. Denkmaler aus agypten und athiopien / K.R. Lepsius. Genève: Éditions de Belles-Lettres, 1972. Vol. 5, 6.

12. O’Connor, D. Ancient Nubia. Egypt’s rival of Africa / D. O’Connor. – Philadelphia : The University Museum of Archaeology and Anthropology Un. of Pennsylvania, 1993 – 178 р.

13. Reisner, G.A. Excavations at Kerma. Parts 4-5. / G.A. Reisner. – Cambridge: Peabody Museum of Harvard University. 1923. – 559 p.

14. Schulman, A.R. Ceremonial Execution and Public Rewards. Some Historical Scenes on New Kingdom Private Stelae / A.R. Schulman. – Freiburg Göttingen: Universitätsverlag Freiburg Vandenhoeck & Ruprecht, 1988. – 223p.

15. Sethe, K. Urkunden der 18. Dynastie. Part I-VI. Historisch-biographische Urkunden / K.Sethe. – Leipzig: J. C. Hinrichs’sche Buchhandlung, 1909. – 1775 p.

16. Sethe, K. Altagyptische Ordensauszeichnungen / K. Sethe in Zeitschrift für ägyptische Sprache – 1910 – 48. – p. 143-145.


REFERENCES

1. Aldred, C. Jewels of the pharaohs. Egyptian jewellery of the Dynastic Period. New York: Ballantine Books, 1971.

2. Andrews, C. Amulets of ancient Egypt. London, British Museum Press, 1994.

3. Andrews, C. Ancient Egyptian jewellery. London: The British Museum, 1990.

4. Binder, S. The Gold of honour in New Kingdom Egypt. Oxford: Aris & Phillips, 2008.

5. Brand, P. The shebyu-collar in the New Kingdom. Part I in Journal of the Society for the Study of Egyptian Antiquities, 2006, №33. P. 17-28.

6. Champollion, J.F. Monuments de l’Égypte et de la Nubie. In Genève: Éditions de Belles-Lettres, 1973-1974. – 2 vol.

7. Davies, N. de G. The Tombs of Rekh-mi-Re' at Thebes. New York, 1943. – 2 vols.

8. Ershova, Е. “Gold of the honour” and “gold of the courage”: a new look at the development of a typology of honours and rewards in the Egyptian New Kingdom in RSUH/RGGU Bulletin. 2016, №1, p. 9-17.

9. Gabra, S. Les conseils de fonctionnaires dans l’Égypte pharaonique : Scènes de récompenses royales aux fonctionnaires. Le Caire : Service des Antiquités de l’Égypte, 1929.

10. Gardiner, A. HThe Tomb of Huy, Viceroy of Nubia in the Reign of Tut'ankhamun (no. 40). London: EES, 1926.

11. Lepsius, K.R. Denkmaler aus agypten und athiopien in Genève: Éditions de Belles-Lettres, 1972. Vol. 5, 6.

12. O’Connor, D. Ancient Nubia. Egypt’s rival of Africa. Philadelphia, The University Museum of Archaeology and Anthropology Un. of Pennsylvania, 1993.

13. Reisner, G.A. Excavations at Kerma. Parts 4-5. Cambridge, Peabody Museum of Harvard University. 1923.

14. Schulman, A.R. Ceremonial Execution and Public Rewards. Some Historical Scenes on New Kingdom Private Stelae. Freiburg-Göttingen, Universitätsverlag Freiburg Vandenhoeck & Ruprecht, 1988.

15. Sethe, K. Urkunden der 18. Dynastie. Part I-VI. Historisch-biographische Urkunden. Leipzig, J. C. Hinrichs’sche Buchhandlung, 1909.

16. Sethe, K. Altagyptische Ordensauszeichnungen in Zeitschrift für ägyptische Sprache, 1910, 48. P. 143-145.