Е.В. КРЕВЧЕНКО Историография изучения проблем средневековой иллюминированной картографии

АРТИКУЛЬТ-037


ИСТОРИОГРАФИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИЛЛЮМИНИРОВАННОЙ КАРТОГРАФИИ
УДК 7.04
Автор: Кревченко Елена Викторовна, магистр искусствоведения, Российский государственный гуманитарный университет (ГСП-3, 125993, Москва, Миусская площадь, д. 6), e-mail: danivice304@gmail.com
ORCID ID: 0000-0002-1127-212X
Аннотация: Научное изучение средневековой иллюминированной картографии имеет сравнительно короткую историю, так как долгое время было распространено мнение, что картография как таковая в Средние века переживала период упадка. Тем не менее, уже начиная с момента ее зарождения, в христианской картографии во главе угла стояла репрезентация мира с учетом представлений о его неразрывности с процессом священной истории, в то время как географическая достоверность играла лишь второстепенную роль. В данной статье представлен обзор литературы, целью которого является рассмотрение истории изучения средневековой иллюминированной картографии с позиций хронологического подхода, анализ общего спектра обозначенных в ходе этого изучения проблем, а также выявление степени изученности проблемы репрезентации на подобных картах истории.
Ключевые слова: христианская картография, Средние века, репрезентация истории, историография, иллюминированная картография, иллюминированная карта, история картографии, средневековая карта, карта мира, образ мира, mappa mundi, imago mundi, морализованная картография

THE HISTORY OF STUDIES IN MEDIEVAL ILLUMINATED CARTOGRAPHY
UDC 7.04
Author: Krevchenko Elena Viktorovna, Master of Arts, Russian State University for the Humanities (6 Miusskaya sq., Moscow, Russia, GSP-3, 125993), e-mail: danivice304@gmail.com
ORCID ID: 0000-0002-1127-212X
Summary: The study of medieval illuminated cartography has a short history, since for a long time it was widely believed that cartography in the Middle Ages was into a period of its decline. Nevertheless, in Christian cartography, starting from the moment of its inception, at the main focus was the problem of representation of the world within the idea of its inextricable connection with the process of sacred history, while geographical data played here a secondary role. The article presents a review of the literature, the purpose of which is to examine the history of the study of medieval illuminated cartography from the chronological approach, and to analyze the set of the general problems identified during this study, and to establish the level of the studies of the problem of representation history on the medieval maps.
Keywords: Christian cartography, Middle Ages, representation of history, historiography, illuminated cartography, illuminated map, history of cartography, medieval map, world map, world image, mappa mundi, imago mundi, moralized cartography

Ссылка для цитирования:
Кревченко Е.В. Историография изучения проблем средневековой иллюминированной картографии / Е.В. Кревченко // Артикульт. 2020. 37(1). С. 6-18. DOI: 10.28995/2227-6165-2020-1-6-18

скачать в формате pdf


Христианская картография с самого начала преследовала цель не максимальной географической достоверности, а визуализации истории мира как процесса развертывания Божественного Плана. Определенный вид карты, известный как mappa mundi (с латыни: mappa – салфетка и mundi – мир, но со времен раннего Средневековья понимается как «карта мира»), репрезентовал образ сотворенного Богом мира, включавший представления о неразрывности пространства и времени, тварного мира и его священной истории. Как картографический жанр mappa mundi зарождается в Европе в VII–VIII веках, достигнув расцвета на рубеже XIII–XIV веков. В основе данных карт лежала экуменическая схема Т-О типа, визуально отражавшаяся как буква Т, вписанная в букву О, где окружностью О ограничивались пределы известной человеку земли, а перекрестьем Т эта земля разделялась на отдельные части света.

Принципы репрезентации истории в иллюминации mappa mundi остаются недостаточно полно изученными, так как длительное время считалось, что картография, как таковая, в Средние века переживала период упадка. По этой причине еще в конце XIX века исследователи не придавали самостоятельного значения средневековым картам, воспринимая их лишь как искаженные копии утраченных римских карт. С наступлением XX века ситуация немного меняется, но лишь в его конце интерес к средневековым картам действительно возрастает и mappa mundi начинает рассматриваться как источник мировоззренческих представлений эпохи. Интересной при этом является диссертация Арентцена [Arentzen, 1984], где, уделяя внимание соотношению исторического контекста и текстового наполнения карт, исследователь доказывает, что карты представляли собой один из методов средневековой историографии [Henkel, 1990, p. 283-285] и являлись символом Божественного Плана, проявленного в сотворенном Им мире [Arentzen, 1984, p. 23].

Одной из существенных проблем в изучении mappae mundi (мн. ч.) является отсутствие единого принципа их классификации. Довольно четко ее обозначил Вудвард, который в 1987 году не только разработал свою классификацию карт, но и подытожил работу других авторов [Woodward, 1987, p. 286-370, 295], среди которых Симар [Simar, 1912-1913, p. 1-23, 81-102, 145-169, 225-252, 289-310, 440-441], Эндрюс [Andrews, 1926. p. 61-76], Уден [Uhden, 1931. p. 321-340], Дестомб [Destombes, 1964], Арентцен [Arentzen, 1984]. Сам Вудвард предлагает классифицировать карты по 4 категориям: трехчастные, зональные, четырехчастные и переходные [Woodward, 1987, p. 286-370, 296]. Решив этим проблему невозможности включения ряда карт в какую-либо из категорий предшествующих классификаций, Вудвард упускает проблему возможности включения в рамках собственной классификации одной и той же карты сразу в несколько категорий. После Вудварда возникали и другие попытки решения проблемы, но большинство из них не имели таких четких критериев и разработанной структуры. Так, в 1999 году Чекин отмечает, что классификация средневековых карт все еще остается камнем преткновения исследователей [Чекин, 1999, с. 11].

Mappae mundi изначально привлекали внимание историков с точки зрения истории картографии и содержащихся в них историко-географических сведений, таких как границы государств или степень географических познаний средневековой Европы. Позднее исследователи увидели в них источник по изучению мировоззренческих взглядов эпохи. Как ни странно, но, при всей своей образной наполненности, mappa mundi довольно поздно привлекла внимание историков искусства. Именно поэтому работ, посвященных рассмотрению карты как произведения искусства, все еще мало, и зачастую они посвящены изучению какой-либо конкретной карты с привлечением других в качестве сравнительных примеров. Более широким обзором отличаются такие работы, как «Карты и Монстры в Средневековой Англии» Асы Миттман [Mittman, 2006], где проводятся параллели между иконографией образов диковинных животных карт и книжных миниатюр.

Mappa mundi, являясь многофункциональным произведением, исполнявшим, помимо прочих, функции историографические и дидактические, требует к себе междисциплинарного подхода, который мог бы позволить получить наиболее полное представление о карте как о сложном инструменте визуальной кодификации знаниевого багажа эпохи.

В данной статье представлен обзор литературы по специфике изучения проблем средневековой картографии в целом и ее иллюминации в частности. Целью обзора является рассмотрение общего спектра поставленных относительно mappa mundi проблем, а также выявление степени изученности проблемы репрезентации истории в иллюминации данных карт. Обзор был систематизирован по хронологическому принципу, но с точки зрения проблемного подхода были сделаны акценты на зарождение и эволюцию отдельных проблем, а также рассмотрена степень их изученности.

История научного изучения средневековой картографии начинается с середины XIX века. И одной из первых поставленных проблем была проблема определения того, что вообще представляет средневековая карта и каково ее место в истории картографии.

Первое общее исследование средневековой картографии было предпринято в середине XIX века вторым виконтом Сантарена, португальским дипломатом и историком Мануэлем Франсиско де Барросом, который впервые ввел в оборот термин «картография» (в письме от 8 декабря 1839 года к бразильскому историку Франсиско Адольфо де Варнхагену). Его «Очерк по истории космографии и картографии Средних веков, а также развитии географии после великих открытий XV века, призванный служить введением и пояснением для атласа, состоящего из mappemondes, портуланов и других географических памятников с VI по XVII век» состоял из 3 томов, выпущенных в Париже с 1849 по 1852 год [Santarém, 1849-1852]. Как можно увидеть уже из названия, автор видит в средневековой картографии лишь отсталую стадию географической науки по сравнению с последовавшим после Великих географических открытий прогрессом. Но де Баррос, тем не менее, рассматривает историю картографии во взаимосвязи с историей космографии, в хронологическом порядке описывая особенности мировоззренческих представлений, содержащиеся в трудах авторитетных для Средневековья авторов. Он начинает обзор с Макробия и Орозия и двигается дальше, затрагивая широкий круг таких произведений, как труды Исидора Севильского, Беды Достопочтенного, Гуго Сен-Викторского, Альберта Великого, Роджера Бэкона, Данте и других, что становится первой попыткой анализа мировоззренческого контекста карт.

Некоторые из современников де Барроса также внесли вклад в историю изучения средневековой картографии. Среди них Эдме Франсуа Джомар, Йоахим Лелевел и Мари-Арман д'Авезак Макая [Woodward, 1987, p. 286-370, 293]. Так, в 1839 году Джомар присоединился к кампании по публикации памятников географии [Richard, p. 71-75], в рамках которой с 1842 года начал выпуск атласа «Памятники географии или сборник древних европейских и восточных карт» [Jomard, 1842-1862] с факсимильными версиями карт преимущественно XV и XVI веков, включавших около 30 mappa mundi, а также несколько астрономических карт. Что касается Лелевела, то он начал выпуск четырехтомника «География Средних веков» в 1852 году [Lelewel, 1852-1857], где отметил и арабский вклад в средневековую картографию. Д'Авезак же занимался изучением отдельных карт, среди которых карта Беата [Avezac-Macaya, 1870, p. 193-210] и Херефордская карта [Avezac-Macaya, 1861, p. 321-334].

Первая попытка включения mappae mundi в общую картину эволюции картографии была предпринята в 1879 году Чарльзом Дэйли [Daly, 1879], рассматривавшим историю карт на примерах, начиная с древнегреческих образцов и заканчивая картой Марко Поло, включая и некоторые образцы арабских карт. Дэйли также делает попытку рассмотрения карт с точки зрения особенностей мировоззренческих представлений создателей, но период Средневековья в истории картографии все же характеризует как период упадка.

Начиная со второй половины XIX века появляются первые попытки описания легенд отдельных карт с целью анализа заключенной в них географической информации. Одним из примеров является изданная в 1873 году книга Бэвана и Филлотта, посвященная попытке рассмотрения уровня средневековых географических познаний через анализ информации, содержащейся в образах и легендах Херефордской карты [Bevan, Phillott, 1873].

Первая же попытка глобальной систематизации легенд средневековых карт была произведена немецким ученым и священником Конрадом Миллером в труде, посвященном описанию всех доступных на тот момент mappae mundi, который до сих пор является ценным источником. Он состоял из 6 томов, которые увидели свет в период с 1895 по 1898 год [Miller, 1895-1898]. Миллер также не придает еще самостоятельной ценности средневековым картам, пытаясь с их помощью лишь воссоздать якобы послужившие им прототипами древние греческие и римские карты.

Почти одновременно с Миллером, с 1897 по 1906 год, британский историк Чарльз Рэймонд Бизли выпускает трёхтомник «Заря современной географии: история открытий и географической науки» [Beazley, 1897-1906], где приводит обзор истории картографии, начиная с римских времен и по начало XV века. Так как основные научные интересы Бизли в период написания труда лежали в сфере изучения истории Великих географических открытий, то и его обзор рассматривает весь включенный период как предысторию современной географии, становление которой началось после знаменитых открытий XV века. Его труд, тем не менее, также до сих пор представляет интерес как богатый материалом источник.

В 1925 году вышла книга Джона Киртланда Райта [Wright, 1925], посвященная географическим представлениям эпохи Крестовых походов, где собран богатый материал по мировоззренческим и географическим источникам Средневековья. Но данная книга по большей части описательна, а рассматриваемые автором мировоззренческие взгляды анализируются им с позиций позитивизма как отсталые и подверженные различным суевериям.

Другой содержательный источник представляет пятитомный атлас принца Юсуфа Камаля, скомпилированный для него Фредериком Каспаром Видером [Woodward, 1987, p. 286-370] и выходивший в Каире с 1926 по 1951 год [Kamal, 1926-1951]. Несмотря на то, что атлас ограничен вопросами, посвященными исследованию Африки, он включает почти все средневековые карты, которые содержат ее изображение, причем эти карты воспроизведены фотографическим способом, что и делает его ценным источником их иллюстраций.

Британский географ Джордж Кимбл, в связи с отсутствием подобного исследования, приходит к решению написать не очередную историю географических исследований, а историю географической мысли. Результатом становится труд «География в Средние века», вышедший в 1938 году [Kimble, 1938], где автор рассматривает средневековые карты как карты периода «темных веков географии» и продукт ограниченности научных познаний их создателей. Кимбл акцентируется на том, что картография с самого начала зависела от мировоззренческих представлений картографов, что имело место еще во времена Древнего мира. Пытается отследить взаимосвязь между расширением реальных географических познаний и естественной эволюцией картографии. Рассматривая роль расширения границ путешествий человека, он упоминает не только период Великих географических открытий, но и времена Крестовых походов, когда христианское мировоззрение впервые начало глобальное расширение, раздвигая границы мира в представлениях средневекового человека.

В 1949 году, на 16 Международном географическом конгрессе в Лиссабоне, историк Марсель Дестомб выдвинул идею создания общего перечня средневековых карт. Для ее реализации была создана комиссия во главе с Дестомбом для подготовки каталога, в котором первый том предполагалось посвятить mappae mundi, второй – портуланам, третий – региональной картографии, включая карты с Птолемея, а четвертый – печатным картам XV века [Woodward, 1987, p. 286-370]. Четвертый том вышел в 1952 году [Destombes, 1952], а в 1964 году – посвященный mappae mundi первый том [Destombes, 1964]. Два других тома так никогда и не вышли.

Значительный вклад в изучение позднего периода средневековой картографии внесла монография Дюрана «Венско-Клостернойбургский корпус карт XV века: исследование перехода от средневековой к современной науке» 1952 года [Durand, 1952], где рассмотрена неизвестная ранее группа карт XV века, оказавшихся независимыми как от Птолемеевской традиции, так и от традиции средневековых региональных карт. Таким образом, карты представляли переход между средневековой и ренессансной картографией [Woodward, 1987, p. 286-370].

В 1953 году выходит книга Джеральда Роу Кроуна «Карты и их создатели: Введение в историю картографии» [Crone, 1953], где он рассматривает карту как таковую с точки зрения ее различных аспектов: как научный отчет, как исторический документ, как исследовательский инструмент и как объект искусства. Рассматривая эволюцию карты с древних времен, автор включает в ее историю и mappa mundi, но вновь лишь как продукт картографического упадка.

Некоторый всплеск интереса к средневековым картам и содержащейся в них информации появляется после 1957 года, когда в Йельский Университет попала карта XV века, списанная с оригинала XIII века, на которой, в виде острова Винланд к западу от Гренландии, присутствовало изображение Америки. До 1965 года существование карты не афишировалось, так как были сомнения в ее подлинности. Но после обнаружения в 1960 году на острове Ньюфаундленд остатков поселения викингов, карту обнародовали в поддержку идеи норманнской колонизации Америки. За этим последовала конференция и ряд научных статей, посвященных Винландской карте. В частности, в 1965 году вышел труд английского ученого Скелтона и его коллег [Skelton, Marston, Painter, 1965], где рассматривалась связь карты с викингами. В связи с этими событиями появляется спрос на факсимильные издания старых карт. В них пытаются найти географическую информацию об Америке, Скандинавии и Скифии. Как результат этих исканий, в центре исследовательских интересов 70-х годов постепенно оказываются карты более поздних периодов: XVII–XIX веков, а также русские карты периода правления Петра I. Средневековая же картография вновь остается невостребованной.

Непосредственная заинтересованность исследователей в средневековых картах начинает появляться позднее, на фоне растущего интереса к общей истории картографии и к роли карты в жизни общества. Но средневековые карты, и особенно mappae mundi, включаемые в процесс картографической эволюции, все еще рассматриваются лишь как результат невежественности и картографического упадка. Тем не менее, постепенно начинают возникать и альтернативные взгляды. Средневековые карты пытаются рассматривать по их видам, в связи с чем становится распространенным мнение, что mappae mundi, которые несли наименьшую географическую достоверность, создавались наиболее ярыми приверженцами библейских взглядов, полагавших, что земля является плоской.

В 1980 году выходит статья Рональда Риса, посвященная поиску связей между картографией и искусством [Rees, 1980, p. 60-78], где он рассматривает влияние средневекового искусства на особенности картографии эпохи. В этом же году Блейкмор и Харлей пишут ряд статей для журнала «Картографика», где демонстрируют новый взгляд на карту как таковую и, в особенности, на карты Средневековья и Ренессанса. Эти статьи рассматривают карту и как артефакт [Blakemore, Harley, 1980, p. 45-53], и как язык [Blakemore, Harley, 1980, p. 87-106]. Авторы проявляют интерес и к иконографии картографических образов [Blakemore, Harley, 1980, p. 76-86]. В 1981 году, в том же журнале, можно найти статью Джонатана Ланмана, посвященную вопросу религиозного символизма буквы Т в схематике mappae mundi [Lanman, 1981, p. 18-22]. Исходя из тематик статей, можно увидеть как в начале 80-х годов начинает возрастать интерес к mappa mundi как к источнику мировоззренческих представлений эпохи.

В 1984 году германский исследователь Йорг-Герд Арентцен защищает диссертацию [Arentzen, 1984], где рассматривает средневековые экуменические карты через призму взаимодействия текста и изображения. Проведя параллели между историческим контекстом создания карт и их текстовым наполнением, Арентцен доказывает, что mappa mundi представляет один из методов ведения средневековой историографии, а также является аллегорией и совокупным символом Божественного плана, отраженного в сотворенном мире.

Широкое внимание средневековым картам уделяют в своих исследованиях в области истории картографии Пол Харвей и Дэвид Вудвард. В 1985 году Вудвард пишет статью по вопросу отражения реальности и символизма, времени и пространства на mappa mundi [Woodward, 1985, p. 510-521], где рассматривает различные виды карт, принципы их строения, а также пытается решить проблему их классификации. В первом томе трехтомного сборника по истории картографии, вышедшем в 1987 году, Харвей посвящает статью локальной и региональной картографии Средневековья [Harvey, 1987, p. 464-501]. В том же сборнике есть статья Вудварда, где он рассматривает вопросы значения текста на mappa mundi, символизма ее образов, а также отношения mappa mundi к другим типам средневековых карт. Он вновь приводит свою классификацию карт, рассматривает их различия между собой [Woodward, 1987, p. 286-370].

В 1991 году Харвей продолжает исследования mappa mundi в книге «Средневековые карты» [Harvey, 1991], где рассматривает различные виды средневековых карт, включая, помимо mappae mundi, и портуланы. Также ставит вопрос о степени влияния исламских и византийских карт на западноевропейскую средневековую картографию, затрагивает основные функции карт и, исходящие из этих функций, сферы применения.

Изучением средневековой картографии в конце 80-х – начале 90-х годов начинает заниматься и Леонид Сергеевич Чекин, российско-американский ученый, родившийся в России. К данному периоду относится ряд его статей по выявлению географической информации, содержащейся в различных mappae mundi. Так, статья 1992 года посвящена вопросу обозначения на Эбсторфской карте русских городов [Chekin, 1992, p. 98-107], а 1993 года – отражению на различных mappae mundi Скандинавии [Chekin, 1993, p. 487-520].

В это же время изучением mappa mundi начинает заниматься американская исследовательница Эвелин Эдсон, и ее первая статья, изданная в 1993 году, посвящена поиску источников трех mappae mundi VIII века [Edson, 1993, p. 169-184]. В 1994 году она пишет статью по карте Палестины Матфея Парижского [Edson, 1994, p. 18-22], а в 1996 году – по изучению средневековых календарных манускриптов для вычисления дат Пасхи, которые содержали элементы mappae mundi Т-О типа, а также зональных и других типов карт [Edson, 1996, p. 25-42], где рассматривает принципы графической репрезентации таких календарей. В 1997 году выпускает монографию, посвященную проблемам визуальной репрезентации времени и пространства на средневековых картах [Edson, 1997], где показывает, что мировоззренческие идеи, которые были выражены в mappa mundi, отражали философские и религиозные взгляды картографов. И один из главных элементов мировоззрения, время, отображалось на картах в качестве повествования о духовном развитии человечества. Именно поэтому картографическое пространство mappa mundi было немыслимо без включения в него временной составляющей.

В 1998 году Скотт Вестрем, занимаясь изучением апокалиптических народов Гога и Магога, которые фигурируют в пророческих произведениях как Ветхого (Иез. 38-39), так и Нового Завета (Откр. 20:7), в посвященной этой теме статье [Westrem, 1998, p. 54-75] затрагивает вопрос репрезентации данных народностей на mappae mundi.

В 1998 году в России выходит книга «Образ мира: Географические представления в Западной и Северной Европе V-XIV в.» Елены Александровны Мельниковой [Мельникова, 1998], где автор рассматривает генезис и эволюцию средневекового образа мира как синтез античной и библейской традиций, а также вычленяет основные источники средневековой географии и анализирует влияние на нее понятия «ойкумена».

В 1999 году Чекин, в рамках серии «Древнейшие источники по истории Восточной Европы», издает труд по картографии христианского Средневековья [Чекин, 1999], на страницах которого впервые выпущена подборка mappae mundi, отражавших территории Восточной Европы и Северной Азии. В книге, наряду с репродукциями карт, дана транскрипция их легенд с переводом на русский, а также справочник топонимов, этнонимов и названий животных.

В начале XXI века интерес к mappa mundi становится более всесторонним. В 2001 году Вестрем издает труд, посвященный текстам легенд Херефордской карты [Westrem, 2001], где приводит не только транслитерацию ее латинских текстов, но и их перевод на английский, расширяя тем самым круг читателей.

Постепенно mappa mundi начинает вызывать интерес и у искусствоведов. Примером может служить выпущенная в 2001 году книга историка искусств Наоми Рид Клайн «Карты средневековой мысли: Херефордская парадигма» [Kline, 2001], где автор рассматривает mappa mundi как энциклопедическую панораму концептуального «пейзажа» Средневековья на примерах нескольких карт, но в большей степени Херефордской. Клайн помещает изучение карт в контекст средневекового искусства и интеллектуальной истории. Отмечает, что время и пространство на теле карт словно бы телескопируется, представляя прошлое, настоящее и будущее одновременно. Также производит анализ образов Херефордской карты в их связи с сопроводительными легендами, приводя переводы этих легенд. Проводит параллели между mappae mundi и Колесами Фортуны, изображения которых были популярны во времена Средневековья как один из символов суетности мира. Отмечает, что каждая mappa mundi содержит свою иконографическую программу, диктующую не только ее оформление, но также структуру и образное содержание, рассматривая карты, программы у которых различны.

Немецкая исследовательница Бриджит Энлиш в книге 2002 года [Englisch, 2001] рассматривает mappa mundi как логически продуманное произведение, которое может служить источником информации о средневековом мировоззрении. С помощью математических методов она изучает роль геометрии в средневековой картографии и, в частности, роль правильных треугольников как в построении карт, так и в закономерностях расположения на них ключевых объектов. Математические данные 22 карт, от ранних, воспроизводящих карты Беата и Исидора, и до карт XIII-XIV веков, представленных Псалтырной, Эбсторфской и Херефордской, сведены в таблицы геометрических координат расположенных на этих картах объектов.

В 2004 году Эдсон, совместно с Эмили Савадж-Смит, выпускает труд, посвященный средневековым взглядам на Космос и отражению их на картах, графиках, книжных миниатюрах и монументальных изображениях, причем как христианского, так и исламского мира на примерах XII-XVI веков [Edson, Savage-Smith, 2004]. В книге анализируется христианское средневековое видение космоса как строгой иерархии небесных сфер и земли, защищенной небесами со множеством созвездий. Центр мира представлялся расположенным в Иерусалиме, а по краям земли размещались мифические животные и народности. Каждая из небесных сфер содержала определенный морально-нравственный урок для человека, а сама земля являлась мировым театром человеческой истории, направляемой свыше рукой Бога. Mappa mundi, таким образом, исполняла, помимо прочих, морализирующую функцию.

В 2006 году Чекин, продолжая исследования по изучению содержащейся в mappae mundi географической информации, издает труд по отражению на данных картах регионов Северной Евразии [Chekin, 2006]. В том же 2006 году выходит книга «Карты и Монстры в Средневековой Англии» Асы Миттман [Mittman, 2006], где проводятся параллели между иконографией мифических монстров Херефордской, Эбсторфской и других карт и иконографией подобных монстров в миниатюрах манускриптов.

В 2007 году Эдсон выпускает книгу, посвященную картам переходного в истории картографии периода с 1300 по 1492 год [Edson, 2007], где изучает их с точки зрения попыток соблюдения баланса между сохранением традиций и внесением новаторских трансформаций, рассматривая проблему того, каким образом географические открытия миссионеров и торговцев влияли на содержательное наполнение и структурные элементы карт в процессе их эволюции.

В 2008 году выходит сборник статей под редакцией Талберта и Ангера [Talbert, Unger, 2008], представляющий переосмысление опыта истории изучения древней и средневековой картографии. В том же году Альфред Хиатт выпускает книгу «Терра Инкогнита: Изображение антиподов до 1600 года» [Hiatt, 2008], где ставит под сомнение верность толкования средневековой пространственности как исключительно символической и религиозной картины мира. Он рассматривает на примерах карт, схем, трактатов и документов эпохи тот путь, по которому средневековые представления о неизвестной на тот период так называемой нижней части Земли и обитающих там антиподах формировали своеобразную умозрительную картину мира, влияя, в свою очередь, и на его картографию.

Развитие идеи существования антиподов в 2010 году рассматривает в труде «Идея антиподов: место, люди и голоса» Мэттью Голди [Goldie, 2010], базируя исследование на изображениях антиподов не только на картах, но также в литературном наследии и в книжной иллюстрации. Вторая глава его, имеющего широкие временные рамки труда, посвящена месту антиподов в средневековой картографии. Вера в существование антиподов не только вызывала в средневековых умах ряд философских и теологических вопросов, но и играла значительную роль в формировании представлений о строении мира. Голди отмечает, что идея антиподов оказывала влияние и на труды таких авторитетных энциклопедистов, как Ламберт Сент-Омерский на рубеже XI-XII веков и Альберт Великий в XIII веке, и на автора популярных в XIV веке «Приключений Сэра Джона Мандевиля».

В 2011 году Людмила Юрьевна Лиманская в статье, посвященной визуализации духовных странствий в средневековой картографии [Лиманская, 2011, с. 27-31], исследует особенности педагогических практик Гуго Сен-Викторского, который предлагал использовать геометрические элементы mappa mundi в качестве мнемотических матриц для упражнений по тренировке памяти. Ведь развитие памяти в эпоху Средневековья являлось неотъемлемой частью духовных практик человека на его пути к Богу.

Вопросам отражения Святой Земли на средневековых картах посвящен труд Харвея 2012 года [Harvey, 2012], где он рассматривает роль и место на картах образов таких сакральных мест, как Палестина, Иерусалим и земной Рай. Самым же крупным исследованием по вопросу отражения на mappa mundi Рая является книга Алессандро Скафи, изданная в 2013 году [Scafi, 2013]. Рассматривая место расположения и роль образа Рая на картах, а также особенности его иконографии, Скафи предоставляет материал по множеству карт от самых ранних и до самых поздних. Им также рассматривается проблема взаимосвязи времени и пространства на картах, их мировоззренческой наполненности, философского и религиозного смысла.

В конце 2015 года Чет Ван Дазер и Илья Дайнес издают труд по вопросу Апокалиптической картографии [Duzer, Dines, 2015], где размещен материал неопубликованного ранее манускрипта XV века (HM83, Cosmography; Astrological Medicine. Lübeck (?), 1486-1488, Huntington Library), содержащего тематическую подборку карт, отображающих период с 639 по будущий для того времени 1661 год. Карты эти иллюстрируют поэтапные преобразования мира, вплоть до его прохождения через Судный день. Авторы приводят обзорное обсуждение данных карт, дают переводы их комментариев.

Представленный обзор литературы не является всеобъемлющим. Некоторые издания были опущены, так как либо являлись дублирующими темы уже упомянутых, либо были посвящены тонкостям изучения отдельной карты, либо лишь затрагивали средневековую картографию на фоне исследований, посвященных совершенно иной проблематике. Некоторые из последних, представляющие наибольший интерес для данного обзора, тем не менее, были упомянуты. Также необходимо учесть, что большая часть рассмотренной литературы является англо- или русскоязычной. Тем не менее, максимально возможная в сжатых рамках широта обзора должна была создать некое общее представление об истории изучения средневековой картографии, а также относительно поставленных в ходе этого изучения проблем.

На основании анализа рассмотренной литературы можно сделать следующие выводы. Во-первых, научный интерес к средневековой картографии как к источнику мировоззренческих представлений эпохи возник сравнительно недавно, а именно с 80-х годов XX века в мировой науке и с 90-х годов XX века в России, то есть общая история изучения вопроса составляет около 40 лет. Во-вторых, изначально интерес зарождался в двух направлениях: с точки зрения рассмотрения средневековой карты как источника географической информации и с точки зрения ее места в общей истории картографии. И лишь затем она начала привлекать внимание как источник мировоззренческих представлений, рождая интерес к своим функциям, иконографии содержащихся образов и принципам репрезентации заложенных в ней идей. В-третьих, степень изученности проблем, поставленных относительно средневековой карты как источника мировоззренческих представлений еще недостаточно высока, что объясняется короткой историей изучения mappa mundi.

Следует также отметить, что проблема принципов репрезентации истории на mappa mundi в рассмотренной литературе не находится в центре фокуса, в лучшем случае занимая место на периферии работ. Тем не менее, проблема является актуальной, так как интерес к ней все чаще проявляется на фоне более широких исследований по проблемам средневековой картографии и мировоззренческих представлений эпохи. Большой интерес при этом проблема представляет и для истории искусства, так как она напрямую связана с иконографическим и семантическим сложением не только различных исторических образов, но также и общего образа мира, его сакральных мест, диковинных животных и народностей его населяющих, то есть тех образов, которые являются важными при рассмотрении развития европейского искусства в целом.

Широкий функционал mappae mundi и их глубокая информационная наполненность рождает потребность междисциплинарных подходов в их изучении. Обратным образом и данные, полученные в ходе такого изучения, могут быть полезны для исследовательских задач различных наук гуманитарного знания.



ЛИТЕРАТУРА

1. Лиманская Л.Ю. Визуализация духовных странствий в хрониках и путеводителях XII-XIII веков / Л.Ю. Лиманская // Культура и искусство. 2011. №1. – С. 27-31.

2. Мельникова Е.А. Образ мира: Географические представления в Западной и Северной Европе V-XIV в. / Е.А. Мельникова. Москва: Янус-К, 1998.

3. Чекин Л.С. Картография христианского средневековья. VIII-XIII вв.: Тексты, перевод, комментарий. / Л.С. Чекин. Москва: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999.

4. Andrews M.C. The Study and Classification of Medieval Mappae Mundi / M.C. Andrews // Archaeologia. Oxford: Society of Antiquaries of London, 1926. No.75. P. 61-76.

5. Arentzen J.-G. Imago Mundi Cartographica. Studien zur Bildlichkeit mittelalterlicher Welt- und Ökumenekarten unter besonderer Berücksichtigung des Zusammenwirkens von Text und Bild / J.-G. Arentzen. München: Fink, 1984.

6. Avezac-Macaya M.A.P. d'. La mappemonde du VIlle siecle de St. Beat de Liebana: Une digression geographique a propos d'un beau manuscrit afigures de la Bibliotheque d'Altamira / M.A.P. d'Avezac-Macaya // Annales des Voyages, de la Geographie, de l'Histoire et de l'Archeologie. Paris: Chez F. Buisson, 1870. Vol. 2. P. 193-210.

7. Avezac-Macaya M.A.P. d'. Note sur la mappemonde historiee de la cathedrale de Hereford, determination de sa date et de ses sources / M.A.P. d'Avezac-Macaya // Bulletin de la Societe de Geographie. Paris: Chez Artus-Bertrand, 1861. No.2. P. 321-334.

8. Beazley C.R. The dawn of modern geography: a history of exploration and geographical science / C.R. Beazley. in 3 vols. Vol.1-2. London: J. Murray, 1897, 1901; Vol.3. Oxford: The Clarendon Press, 1906.

9. Bevan W.L., Phillott H.W. Mediaeval geography: an essay in illustration of the Hereford Mappa Mundi / W.L. Bevan, H.W. Phillott. London: E. Stanford, 1873.

10. Blakemore M.J., Harley J.B. Cultural Meaning: The Iconography Of Maps / M.J. Blakemore, J.B. Harley // Cartographica: The International Journal for Geographic Information and Geovisualization. Toronto: University of Toronto Press, 1980. Vol.17. No.4. P. 76-86.

11. Blakemore M.J., Harley J.B. Early Maps As Artefacts / M.J. Blakemore, J.B. Harley // Cartographica: The International Journal for Geographic Information and Geovisualization. Toronto: University of Toronto Press, 1980. Vol.17. No.4. P. 45-53.

12. Blakemore M.J., Harley J.B. Early Maps As Language / M.J. Blakemore, J.B. Harley // Cartographica: The International Journal for Geographic Information and Geovisualization. Toronto: University of Toronto Press, 1980. Vol.17. No.4. P. 87-106.

13. Chekin L. Cities of Rus on the Ebstorf Map / L. Chekin // Scando-Slavica. London: Taylor and Francis, 1992. Vol.38. P. 98-107.

14. Chekin L. Mappae Mundi and Scandinavia / L. Chekin // Scandinavian Studies. Champaign: University of Illinois Press, 1993. Vol.65. No.4. P. 487-520.

15. Chekin L. Northern Eurasia in Medieval Cartography: Inventory, Text, Translation, and Commentary / L. Chekin. Turnhout: Brepols, 2006.

16. Crone G.R. Maps and their makers: an introduction to the history of cartography / G.R. Crone. London and New York: Hutchinson's University Library, 1953.

17. Daly C.P. Annual address: on the early history of cartography, or what we know of maps and the map-making, before the time of Mercator / C.P. Daly. New York: The Society, 1879.

18. Destombes M. Catalogue des cartes gravées au XV siècle. International Geographical Union / M. Destombes. Paris: Bibliothèque nationale, 1952.

19. Destombes M. Mappemondes A. D. 1200-1500: Catalogue prepare par la Commission des Cartes Anciennes de l'Union Geographique Internationale / M. Destombes. Amsterdam: New Israel, 1964.

20. Durand D.B. The Vienna-Klosterneuburg Map Corpus of the Fifteenth Century: A Study in the Transition from Medieval to Modern Science / D.B. Durand. Leiden: E. J. Brill, 1952.

21. Duzer C.V., Dines I. Apocalyptic Cartography: Thematic Maps and the End of the World in a Fifteenth-century Manuscript / C.V. Duzer, I. Dines. Leiden and Boston: Brill Academic Publishers, 2015.

22. Edson E. Mapping Time and Space: How Medieval Mapmakers Viewed Their World / E. Edson. London: British Library, 1997.

23. Edson E. Matthew Paris' other map of Palestine / E. Edson // The map collector. New York: Karger Publishers, 1994. Vol.66. P. 18-22.

24. Edson E. The Oldest World Maps: Classical Sources of Three VIII Century Mappae mundi / E. Edson // The Ancient World. Chicago: Ares Publishers, 1993. Vol.24. P. 169-184.

25. Edson E. The World Map, 1300-1492: The Persistence of Tradition and Transformation / E. Edson. Baltimore: The Johns Hopkins University Press, 2007.

26. Edson E. World maps and Easter tables: medieval maps in context / E. Edson // Imago mundi. The international journal for the history of cartography. London: Taylor and Francis, 1996. Vol.48. P. 25-42.

27. Edson E., Savage-Smith E. Medieval Views of the Cosmos: Picturing the Universe in the Christian and Islamic Middle Ages / E. Edson, E. Savage-Smith. Oxford: Bodleian Library, 2004.

28. Englisch B. Ordo orbis terrae: Die Weltsicht in den Mappae mundi des frühen und hohen Mittelalters / B. Englisch. Berlin: Akademie Verlag GmbH, 2002.

29. Goldie M.B. The Idea of the Antipodes: Place, People, and Voices / M.B. Goldie. London: Routledge, 2010.

30. Harvey P.D.A. Local and Regional Cartography in Medieval Europe / P.D.A. Harvey // The History of Cartography. Chicago: University of Chicago Press, 1987. Vol.1. P. 464-501.

31. Harvey P.D.A. Medieval Maps / P.D.A. Harvey. London: British Library, 1991.

32. Harvey P.D.A. Medieval Maps of the Holy Land / P.D.A. Harvey. London: British Library, 2012.

33. Henkel N. Jörg-Geerd Arentzen, Imago Mundi Cartographica. Studien zur Bildlichkeit mittelalterlicher Welt- und Ökumenekarten unter besonderer Berücksichtigung des Zusammenwirkens von Text und Bild / N. Henkel // Arbitrium. München: University of Munich, Jan. 1990. Vol.8. Issue 3. P. 283-285.

34. Hiatt A. Terra Incognita: Mapping the Antipodes Before 1600 / A. Hiatt. Chicago: University of Chicago Press, 2008.

35. Jomard E.F. Les monuments de la geographie, ou Recueil d'anciennes cartes europeennes et orientales / E.F. Jomard. Paris: Duprat, 1842-1862.

36. Kamal Y. Monumenta cartographica Africae et Aegypti / Y. Kamal. 5 vols. Cairo: Fuat, 1926-1951.

37. Kimble G.H.T. Geography In The Middle Ages / G.H.T. Kimble. London: Methuen and Co. Ltd., 1938.

38. Kline N.R. Maps of Medieval Thought: The Hereford Paradigm / N.R. Kline. Woodbridge: Boydell Press, 2001.

39. Lanman J.T. The Religious Symbolism Of The T In T-O Map / J.T. Lanman // Cartographica: The International Journal for Geographic Information and Geovisualization. Toronto: University of Toronto Press, 1981. Vol.18. No.4. P. 18-22.

40. Lelewel J. Géographie du moyen âge / J. Lelewel. 4 vols. Brussels: Pilliet, 1852-1857.

41. Miller K. Mappaemundi: die ältesten Weltkarten / K. Miller. Heft 1-6. – Stuttgart: Roth, 1895-1898.

42. Mittman A.S. Maps and Monsters in Medieval England / A.S. Mittman. New York and London: Routledge Taylor and Francis Group, 2006.

43. Rees R. Historical Links between Cartography and Art / R. Rees // Geographical Review. New York: American Geographical Society, 1980. Vol.70. No.1. P. 60-78.

44. Richard H. Les Documents Cartographiques à Caractère Patrimonial Conservés Dans Les Bibliothèques / H. Richard // Comité Francais de Cartographie. Paris: Fayard, 2014. No.220. P. 71-75.

45. Santarém M.F. Essai sur l'histoire de la Cosmographique et de la Cartographie pendant le Moyen Âge, et sur les progrès de la Géographie après les grandes découvertes du xve siècle, pour servir d'introduction et d'explication à l'Atlas composé de mappemondes et de portulans, et d'autres monuments géographiques depuis le VI siècle de notre ère jusqu'au XVII / M.F. Santarém. tome I-III. Paris: Maulde et Renou, 1849-1852.

46. Scafi A. Maps of Paradise / A. Scafi. London: The British Library, 2013.

47. Simar T. La géographie de l'Afrique Centrale dans l'antiquite et au Moyen Âge / T. Simar // Revue Congolaise. Bruxelles: Vromant, 1912-1913. No.3. P. 1-23, 81-102, 145-169, 225-252, 289-310, 440-441.

48. Skelton R.A., Marston T.E., Painter G.D. The Vinland map: and the Tartar relation / R.A. Skelton, T.E. Marston, G.D. Painter. New Heaven and London: Yale University Press, 1965.

49. Talbert R.J.A., Unger R.W. (editors). Cartography in Antiquity and the Middle Ages: Fresh Perspectives, New Methods / ed. R.J.A. Talbert, R.W. Unger // Technology and change in history. Leiden: Brill, 2008. Vol.10.

50. Uhden R. Zur Herkunft und Systematik der mittelalterlichen Weltkarten / R. Uhden // Geographische Zeitschrift. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 1931. No.37. P. 321-340.

51. Westrem S.D. Against Gog and Magog / S.D. Westrem // Text and Territory: Medieval Geographical Imagination in the European Middle Ages. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1998. P. 54-75.

52. Westrem S.D. The Hereford Map: A Transcription and Translation of the Legends with Commentary / S.D. Westrem. Turnhout: Brepols Publishers, 2001.

53. Woodward D. Medieval Mappaemundi / D. Woodward // The History of Cartography. Chicago: University of Chicago Press, 1987. Vol.1. P. 286-370.

54. Woodward D. Reality, Symbolism, Time and Space in Medieval World Maps / D. Woodward // Annals of the Association of American Geographers. London: Taylor and Francis, 1985. Vol.75. No.4. P. 510-521.

55. Wright J.K. The geographical lore of the time of the crusades; a study in the history of medieval science and tradition in western Europe / J.K. Wright. New York: American Geographical Society, 1925.


REFERENCES

1. Andrews, M.C. The Study and Classification of Medieval Mappae Mundi. In: Archaeologia. Oxford, Society of Antiquaries of London, 1926, No.75. P. 61-76.

2. Arentzen, J.-G. Imago Mundi Cartographica. Studien zur Bildlichkeit mittelalterlicher Welt- und Ökumenekarten unter besonderer Berücksichtigung des Zusammenwirkens von Text und Bild. München, Fink, 1984.

3. Avezac-Macaya, M.A.P. d'. La mappemonde du VIlle siecle de St. Beat de Liebana: Une digression geographique a propos d'un beau manuscrit afigures de la Bibliotheque d'Altamira. In: Annales des Voyages, de la Geographie, de l'Histoire et de l'Archeologie. Paris, Chez F. Buisson, 1870, Vol. 2. P. 193-210.

4. Avezac-Macaya, M.A.P. d'. Note sur la mappemonde historiee de la cathedrale de Hereford, determination de sa date et de ses sources. In: Bulletin de la Societe de Geographie. Paris, Chez Artus-Bertrand, 1861, No.2. P. 321-334.

5. Beazley, C.R. The dawn of modern geography: a history of exploration and geographical science, in 3 vols. Vol.1-2, London, J. Murray, 1897, 1901; Vol.3, Oxford, The Clarendon Press, 1906.

6. Bevan, W.L., Phillott, H.W. Mediaeval geography: an essay in illustration of the Hereford Mappa Mundi. London, E. Stanford, 1873.

7. Blakemore, M.J., Harley, J.B. Cultural Meaning: The Iconography Of Maps. In: Cartographica: The International Journal for Geographic Information and Geovisualization. Toronto, University of Toronto Press, 1980, Vol.17, No.4. P. 76-86.

8. Blakemore, M.J., Harley, J.B. Early Maps As Artefacts. In: Cartographica: The International Journal for Geographic Information and Geovisualization. Toronto, University of Toronto Press, 1980, Vol.17, No.4. P. 45-53.

9. Blakemore, M.J., Harley, J.B. Early Maps As Language. In: Cartographica: The International Journal for Geographic Information and Geovisualization. Toronto, University of Toronto Press, 1980, Vol.17, No.4. P. 87-106.

10. Chekin, L. Cities of Rus on the Ebstorf Map. In: Scando-Slavica. London, Taylor and Francis, 1992, Vol.38. P. 98-107.

11. Chekin, L. Kartografiya hristianskogo srednevekov'ya. VIII-XIII vv.: Teksty, perevod, kommentarij [Cartography of the Christian Middle Ages. VIII-XIII centuries: Texts, translation, commentary]. Moscow, Izdatel'skaja firma Vostochnaja literatura RAN, 1999.

12. Chekin, L. Mappae Mundi and Scandinavia. In: Scandinavian Studies. Champaign, University of Illinois Press, 1993, Vol.65, No.4. P. 487-520.

13. Chekin, L. Northern Eurasia in Medieval Cartography: Inventory, Text, Translation, and Commentary. Turnhout, Brepols, 2006.

14. Crone, G.R. Maps and their makers: an introduction to the history of cartography. London and New York, Hutchinson's University Library, 1953.

15. Daly, C.P. Annual address: on the early history of cartography, or what we know of maps and the map-making, before the time of Mercator. New York, The Society, 1879.

16. Destombes, M. Catalogue des cartes gravées au XV siècle. International Geographical Union. Paris, Bibliothèque nationale, 1952.

17. Destombes, M. Mappemondes A. D. 1200-1500: Catalogue prepare par la Commission des Cartes Anciennes de l'Union Geographique Internationale. Amsterdam, New Israel, 1964.

18. Durand, D.B. The Vienna-Klosterneuburg Map Corpus of the Fifteenth Century: A Study in the Transition from Medieval to Modern Science. Leiden, E. J. Brill, 1952.

19. Duzer, C.V., Dines, I. Apocalyptic Cartography: Thematic Maps and the End of the World in a Fifteenth-century Manuscript. Leiden and Boston, Brill Academic Publishers, 2015.

20. Edson, E. Mapping Time and Space: How Medieval Mapmakers Viewed Their World. London, British Library, 1997.

21. Edson, E. Matthew Paris' other map of Palestine. In: The map collector. New York, Karger Publishers, 1994, Vol.66. P. 18-22.

22. Edson, E. The Oldest World Maps: Classical Sources of Three VIII Century Mappae mundi. In: The Ancient World. Chicago, Ares Publishers, 1993, Vol.24. P. 169-184.

23. Edson, E. The World Map, 1300-1492: The Persistence of Tradition and Transformation. Baltimore, The Johns Hopkins University Press, 2007.

24. Edson, E. World maps and Easter tables: medieval maps in context. In: Imago mundi. The international journal for the history of cartography. London, Taylor and Francis, 1996, Vol.48. P. 25-42.

25. Edson, E., Savage-Smith, E. Medieval Views of the Cosmos: Picturing the Universe in the Christian and Islamic Middle Ages. Oxford, Bodleian Library, 2004.

26. Englisch, B. Ordo orbis terrae: Die Weltsicht in den Mappae mundi des frühen und hohen Mittelalters. Berlin, Akademie Verlag GmbH, 2002.

27. Goldie, M.B. The Idea of the Antipodes: Place, People, and Voices. London, Routledge, 2010.

28. Harvey, P.D.A. Local and Regional Cartography in Medieval Europe. In: The History of Cartography. Chicago, University of Chicago Press, 1987, Vol.1. P. 464-501.

29. Harvey, P.D.A. Medieval Maps. London, British Library, 1991.

30. Harvey, P.D.A. Medieval Maps of the Holy Land. London, British Library, 2012.

31. Henkel, N. Jörg-Geerd Arentzen, Imago Mundi Cartographica. Studien zur Bildlichkeit mittelalterlicher Welt- und Ökumenekarten unter besonderer Berücksichtigung des Zusammenwirkens von Text und Bild. In: Arbitrium. München, University of Munich, Jan. 1990, Vol.8, Issue 3. P. 283-285.

32. Hiatt, A. Terra Incognita: Mapping the Antipodes Before 1600. Chicago, University of Chicago Press, 2008.

33. Jomard, E.F. Les monuments de la geographie, ou Recueil d'anciennes cartes europeennes et orientales. Paris, Duprat, 1842-1862.

34. Kamal, Y. Monumenta cartographica Africae et Aegypti, 5 vols, Cairo, Fuat, 1926-1951.

35. Kimble, G.H.T. Geography In The Middle Ages. London, Methuen and Co. Ltd., 1938.

36. Kline, N.R. Maps of Medieval Thought: The Hereford Paradigm. Woodbridge, Boydell Press, 2001.

37. Lanman, J.T. The Religious Symbolism Of The T In T-O Map. In: Cartographica: The International Journal for Geographic Information and Geovisualization. Toronto, University of Toronto Press, 1981, Vol.18, No.4. P. 18-22.

38. Lelewel, J. Géographie du moyen âge, 4 vols. Brussels, Pilliet, 1852-1857.

39. Limanskaya, L. Vizualizaciya duhovnyh stranstvij v hronikah i putevoditelyah XII-XIII vekov [Visualization of spiritual journeys in chronicles and guides of the XII-XIII centuries]. In: Kul'tura i iskusstvo [Culture and art], Moscow, NB-Media, 2011, №1. S. 27-31.

40. Mel'nikova, E. Obraz mira: Geograficheskie predstavleniya v Zapadnoj i Severnoj Evrope V-XIV v. [The image of the world: Geographical lore in Western and Northern Europe of V-XIV centuries]. Moscow, Janus-k, 1998.

41. Miller, K. Mappaemundi: die ältesten Weltkarten, Heft 1-6. Stuttgart, Roth, 1895-1898.

42. Mittman, A.S. Maps and Monsters in Medieval England. New York and London, Routledge Taylor and Francis Group, 2006.

43. Rees, R. Historical Links between Cartography and Art. In: Geographical Review, New York, American Geographical Society, 1980, Vol.70, No.1. P. 60-78.

44. Richard, H. Les Documents Cartographiques à Caractère Patrimonial Conservés Dans Les Bibliothèques. In: Comité Francais de Cartographie, Paris, Fayard, 2014, No.220. P. 71-75.

45. Santarém, M.F. Essai sur l'histoire de la Cosmographique et de la Cartographie pendant le Moyen Âge, et sur les progrès de la Géographie après les grandes découvertes du xve siècle, pour servir d'introduction et d'explication à l'Atlas composé de mappemondes et de portulans, et d'autres monuments géographiques depuis le VI siècle de notre ère jusqu'au XVII, tome I-III, Paris, Maulde et Renou, 1849-1852.

46. Scafi, A. Maps of Paradise. London, The British Library, 2013.

47. Simar, T. La géographie de l'Afrique Centrale dans l'antiquite et au Moyen Âge. In: Revue Congolaise, Bruxelles, Vromant, 1912-1913, No.3. P. 1-23, 81-102, 145-169, 225-252, 289-310, 440-441.

48. Skelton, R.A., Marston, T.E., Painter, G.D. The Vinland map: and the Tartar relation, New Heaven and London, Yale University Press, 1965.

49. Talbert, R.J.A., Unger, R.W. (editors). Cartography in Antiquity and the Middle Ages: Fresh Perspectives, New Methods. In: Technology and change in history, Leiden, Brill, 2008, Vol.10.

50. Uhden, R. Zur Herkunft und Systematik der mittelalterlichen Weltkarten. In: Geographische Zeitschrift, Stuttgart, Franz Steiner Verlag, 1931, No.37. P. 321-340.

51. Westrem, S.D. Against Gog and Magog In: Text and Territory: Medieval Geographical Imagination in the European Middle Ages, Philadelphia, University of Pennsylvania Press, 1998, P. 54-75.

52. Westrem, S.D. The Hereford Map: A Transcription and Translation of the Legends with Commentary, Turnhout, Brepols Publishers, 2001.

53. Woodward, D. Medieval Mappaemundi. In: The History of Cartography, Chicago, University of Chicago Press, 1987, Vol.1. P. 286-370.

54. Woodward, D. Reality, Symbolism, Time and Space in Medieval World Maps. In: Annals of the Association of American Geographers, London, Taylor and Francis, 1985, Vol.75, No.4. P. 510-521.

55. Wright, J.K. The geographical lore of the time of the crusades; a study in the history of medieval science and tradition in western Europe, New York, American Geographical Society, 1925.


О журнале

Авторам

-->

Номера журналов